Мысли о сатанизме

Вчера видел настоящего сатаниста. Ну как, настоящего - весь в черном, в футболочке с какой-то блэк-командой, а самое главное на шее красовался перевернутый крест.
Лет двадцать пять назад, назвать себя сатанистом указывало на то, что ты идешь против течения. В первые годы постсоветской России сатанистами, как правило, были неформалы, любившие норвежский black-metall и своим внешним видом, бросавшие вызов обществу. Сатанистом уже тогда было быть модно. Ими становились, в основном, подростки в переходном возрасте. Сатанизм являлся ярким жестом неповиновения стандартам общества. Понятно дело, что все это носило поверхностный характер. Никто особо ни вникал ни в ЛаВея, ни в Кроули. Лет к двадцати у большинства вчерашних детей все эти модные увлечения сами собой отслаивались.
Но оказывается и сейчас среди молодежи есть те, кто позиционирует себя как сатанист. При чем позиционирует демонстративно. Но на данный момент, я не вижу в этом ничего протестного, ничего нонконформисткого. Заявить о себе, что ты сатанист, это значит подтвердить то, что ты являешься частью мейнстрима. И если большинство открыто не говорит о себе как о сатанистах, точнее сказать, они и не догадываются, что ими являются, то тот, кто ходит с перевернутых крестом по улице оказывается немного честнее, чем все остальные. Ведь, что такое современное мир, современное общество, как не переворачивание всего сверх на голову. Мир, где за добродетель принято все то, что христианство именует грехом и определяет, как поклонение дьяволу, князю мира сего. Мир, в котором все христианские добродетели подвергаются маргинализации и выдавливается из нравственных и этических норм. В таком мире быть сатанистом - это уже никак не протест, это, как раз таки, полнейший и абсолютный конформизм. В таком мире быть сатанистом почетно и престижно, ведь ты становишься на стороне сильных, на стороне победителей.
Вот такие мысли вызвал у меня паренек с перевернутым крестом на шее.

События 23 января (окончание)

13. Когда-то Лимонов назвал протесты 2011 года на проспекте Сахарова бунтом норковых шуб, имея ввиду, что предводителями протеста и его ведущей силой была на тот момент сытая либеральная московская публика. Сейчас ситуация изменилась. Навальному удалось возбудить фильмом о Дворце нижние слои спящего населения, и, что особенно важно, не только в столицах, но и в провинциальных городах, которые никогда не отличались особой политической активностью. Нам ясно, что по задуманному сценарию, они всего лишь массовка, цель которой показать власти, что терпение народа на исходе и он не испытывает страха перед ней.
Но это никак не отменяет того факта, что Навальный уже давно является кумиром/лидером/политическим ориентиром для не самой бедной части нашего общества, которую условно можно назвать средний классом. Сюда можно отнести и бизнесменов (тех, кто не вошел в список Форбс), модных блогеров, креативщиков, актеров, певцов, стендап комиков и прочих, прочих. Этих людей, живущих в путинской России, трудно назвать бедными. Многие из них не плохо встроены в существующую систему. Особо хочется выделить в этой группе, так называемую, творческую интеллигенцию, которая при любом режиме умудрялась одной рукой, без зазрения совести, получать подачки от власти, а другую руку держать в кармане с вечный кукишем недовольства.
Их претензии к власти носят строго идеологический характер. Они, по преимуществу, либералы и западники. Их не устраивает не просто путинская Россия, а Россия как таковая, которая подлая брыкается и не желает встраивается в глобальный западный проект, все тянется в хвосте остального человечества и не становится в стройные ряды под радужные флаги либерализма.
Россия, для большинства из них, отвратительная сама по себе, с ее холодным, промозглым климатом, с мрачным неулыбающимся народом, с ее позолотой на куполах, с ее холуйством и неотмененным крепостным правом, с ее опричниками и вечным 37-ым годом. «Народ не тот», «Мордор проклятый» – это выражение из их лексикона. Россия – это всего лишь место, где они зарабатывают деньги. Иногда, не плохие деньги.
В их среде существует и соблюдается строгая корпоративная этика. Они дорожат категорией рукопожатности. Любое отступление от идеологического мейнстрима строго карается. Случай со Слепоковым, когда он был подвержен сетевой травле, за юмористический стеб, это яркий тому пример.
И самым важный маркер, определяющий данную публику – это отношение к украинским событиям 2014 года: присоединение Крыма и донбасская война. Для них, с самого начала, Россия была агрессором, и до сих пор они считают так. Нормы международного права для них, выше мнения двух миллионов русских людей. Подробно я разбирал это ниже в пункте №5.
Этот маркер работает и в обратную сторону – ни один публичный человек, журналист, писатель, политик, одобривший присоединение Крыма и поддержавший Донбасс, не выступил в поддержку протестов за освобождение Навального.
Ну и для иллюстрации и наглядности приведу комментарий из сети, который показывает неприкрытый, не табуированный образ мыслей этого «креативного класса», когда маски уже сброшены и истинные мотивы и мысли скрывать за демагогической риторикой нет необходимости:


В заключение, несколько слов о массовке, поддерживающей Навального, которая в большинстве своем состоит из людей от 18 до 30 лет. Они принадлежат к поколению воспитанному сетевой культурой. Их этика произрастает из постмодернистской иронии и усмешки. Их мировоззрение эклектично и поверхностно. Они не обременены понятиями патриотизм и Родина. Для них это пустые бессодержательные слова. Эта молодежь мало чем отличается от своих сверстников из любого крупного, финансово-развитого города Азии, Южной Америки, Европы. Они спокойно найдут с ними общий язык ввиду того, что являются погруженными в одну и ту же систему культурных знаков и образов, поставляемых глобальной сетью.
В качестве примеров, несколько комментариев живых людей:


14. Какие выводы сделала власть из событий произошедших 23 и 31 января? Так уж сложилось, что мы привыкли думать, что во власти сидят опытные и умные люди. Это далеко не всегда оказывается так. Иногда власть занимают наглые и напористые люди с посредственным мышлением. За эту неделю современная российская власть подтвердила эти утверждения и закрепила за собой статус наглой посредственности.
Целых шесть дней они думали, что делать с этим дворцом и наконец-то решили повесить его на олигарха Роттенберга. По идеи народ должен обрадоваться и с облегчением выдохнуть, - «Но вот видите, не Путина это дворец, не Путина, а вы говорите. Лжецы!». Только не понятно кто и почему должен обрадоваться этому? Пенсионер, половина пенсии которого уходит на оплату ЖКХ, или провинциальный работяга, обложенный со всех сторон кредитными ямами, или выпускник ВУЗа, обреченный работать не по специальности.
Нам все равно кому принадлежит Дворец. С таким количеством бедных граждан, как в России, иметь и строить такие Дворцы – это преступление. Власть подтверждает свою пошлость и аморальность.
Вторым шокирующим моментом для меня стало то, что власть, в который уже раз, решилась консолидироваться вокруг фигуры Путина. Столько раз это неплохо срабатывало, почему бы еще раз не попробовать. Ведь новых героев и авторитетных личностей для россиян за двадцать лет правления Путина, к сожалению, не родилось и не воспиталось. Путин производит впечатление человека, за последние годы, достаточно постаревшего и уставшего. Извините, но он ни как не годится на роль спасителя нации и страны. Его кредит доверия, данный обществом, подходит к своему логическому завершению. Странно, что консолидироваться вокруг сильной и свободной России никому не пришло в голову.
Но самым чудовищным моментом, за прошедшую неделю, для меня стало то, что на вызов, брошенный либеральной элитой, власть ответила серией мемов про Навального. Вероятно, они считают, что в 21 веке со злом нужно бороться современными методами. Это все выглядит жалко. И страшно становится за безопасность страны, если в политическом руководстве, это считают достойным ответом на коррупционные разоблачения Навального.
Близкие и лояльные власти журналисты по команде включили статус «охранителя» и застрочили посты о взбесившей молодежи, которая хочет поколебать основы страны и работает на развал государства. В какой-то мере это так, но только то, что государство нездорово, что его структуры изношены и его плоть разрывают на части изнутри, пропагандисты признать не хотят. Это главная проблема охранителей – они не разбирают причину сложившейся ситуации, они жаждут одного, чтобы дебоширы были немедленно схвачены, унижены через покаяние на камеру и загнаны обратно в свои норы. И чтобы было все, как и прежде.
В который раз я повторяю – власть никогда не обращается к своему народу напрямую, вероятно опасаясь, что он ее не поймет. Она никогда не выйдет и не скажет публично, что страны Запада объявили нам информационную войну, что оно втягивают нас в сетевую противостояние, что через своих агентов он пытаются влиять на ситуации в стране. Вы же мудрый народ, и должны все это понимать. Но российская власть, как всегда, молчит. К примеру, события 31 января на федеральных каналах вообще не освещались.
Лучшим методом борьбы с оппозицией, недовольством и выступлением народа, должны стать не репрессии и не посадки, не стыдливые оправдания совершенных преступлений. В данной ситуации, самый лучший способ вернуть себе доверие со стороны общества, может быть только один, если власть решится меняться самостоятельно, реально перестраивая структуры, активно уничтожая коррупционные очаги и делая это максимально публично и открыто. И народ должен видеть это и должен поверить в реальность происходящих изменений. Но этого почему-то не происходит. Не первый год Навальный снимает свои фильмы, которые власть долгое время просто игнорировала и не замечала, считая, что не обязана снисходить до каких-то оправданий. И это надменность ее постепенно губит.
Необходим, как сказал Прилепин, левый поворот. Но я не верю, что в российском обществе это может осуществиться. И дело даже не в решимости и не в людях, а в том базисе, на который опирается наше общество.

15. Данный пост написан совсем не сторонником сохранения статус-кво политического режима в России, как некоторым может показаться. Он написан человеком, который страстно желает разобраться и понять, происходящие в данный момент в России процессы. Он совсем не думает, что граждане, имеющие отличную от него точку зрения глупы, идиоты и им нужно вырвать за это язык . Он даже старался не вплетать в свои рассуждения идеологические клише. Он анализирует общедоступные факты, разбирает их, соотносит с другими фактами и делает выводы.
Попытаемся обобщить все то, о чем говорилось в 14 пунктах, подведя некую итоговую черту:
1) Поддержка, оказываемая коллективным Западом, Навальному беспрецедентна. Помимо возможности влиять через информационные ресурсы (youtube, западные соцсети), которые уже давно включены в процесс продвижения и раскручивания политика Навального, его открыто поддерживают и оказываю почести (посещение «берлинского пациента» канцлером Меркель) западные политики и традиционные СМИ. Они это делают открыто, не скрывая, что желают видеть его главой России.
Иллюстрации к заседанию суда 2 февраля


Интересно кому адресовано данное послание. Ведь в нормальном, западном обществе – это послужило бы явным компроматом для главного героя. Но мы, к сожалению, живем в обществе, где у населения напрочь отсутвует способность выстраивать логические цепочки с несколькими компонентами. Я думаю, что данные действия представляют собой послание молодому поколению, необременного «западофобие» и открытого глобальному миру. Это коллективный акт западных политиков легализует Навального, как важную политическую персону. С другой стороны, удивительно, как дружно, внешне независимые страны действуют сообща. Все-таки «вашингтонский обком», это не интернет мем и не фигура речи.
2) Исходят из пункта №1, делаем смелый вывод, Навальный – ставленник Запада. Для этого умозаключения нам не нужно обладать ни секретными данными, ни выстраивать конспирологические схемы, достаточно внимательно следить за реакцией Запада на политические процессы в России.
Оценивая отношения Запада и России не только в данный момент, но и анализирую сложную историю взаимодействия русского пространства с западным миром, можно сказать, что Запад никогда не был заинтересован в сильной, развитой, независимой России. Он всегда опасался непредсказуемости российской власти. Поэтому всю историю пытался влиять на политическую ситуацию в нашей стране, через своих агентов, через прямой подкуп политической элиты.
Это не обязательно должно является вопросом идеологии, часто это элементарная экономическая и геополитическая конкуренция.
3) Следующий вывод: выступая на стороне Навального, вы автоматически выступаете на стороне сил, заинтересованных, если не в уничтожении российской государственности, то в ее ослаблении, максимальном подчинении и включении в глобальный либеральный процесс, в который ее не получилось включить в 90-х годах. Глобализм – это реальность, независимо от того верим мы в него или нет. Цель глобализации – загнать человечество в либеральную клетку.
Поэтому, выходя ни митинги и протесты организованные Навальным и его сторонниками вы поддерживаете именно такой сценарий развития. И не надо говорить, что вы вышли не за Навального, а против несправедливости, лжи и беззакония со стороны властей, что вы вышли за свое поруганное достоинство. Выходя на митинг организованный сторонниками Навального, вы выходите именно за него, аккумулируя протест вокруг его имени, создавая ему репутацию борца с системой, поднимая его политический рейтинг.
4) Кто виноват в том, что происходит. Виновата, безусловно, власть, которая годами возводила этот дворец, населенный профессиональными «распильщиками» бюджетов, быдловатыми чиновническими паханами, силовиками, которые столь профессиональны в своих преступных схемах, что могли бы составить конкуренцию криминальному миру, «решальщиками», плевавшими на законы, бизнесменами, желающие максимально заработать тут и максимально вывезти туда. И все они ощущают себя временщиками, которым выпал шанс побыть недолго хозяевами жизни и этим шансам они должны воспользоваться сполна.
Власть своими действиями, а главное бездействиями, за все эти годы «стабильности» сделала так, чтобы окончательно потерять доверие со стороны общества. Она сама создала этот пронзительный момент, когда желания выйти в ее защиту, против внешней угрозы, может в какой-то момент ни у кого не возникнуть. А это по настоящему страшно.
5) Поэтому в противопоставление Путин-Навальный, который нам пытаются навязать, изначально нет никакого выбора. Это бинарный тупик. Это ловушка, в которую нас пытаются загнать. Мы прекрасно понимаем, что демонтаж России будет означать нашу смерть. Мы знаем, что вне России нет ничего. Там пустота. Но и внутри страны нас пугает выхолощенность пластмассового мира, выстроенного вокруг нас. Нас раздражает лицемерие и ложь, подмена всего живого и настоящего, бутафорией и безобразной копией. Мы в отчаянии смотрим друг другу в глаза и не знаем что делать.

События 23 января (продолжение)

7. Ну, а что же власть?
Тут нам придется вступить на тропу парадоксов – российская власть собственноручно создала такую ситуацию, когда встать на ее сторону, а тем более выйти и поддержать ее, стало просто невозможно. Поддерживая власть, ты автоматически становишься защитником несправедливой, насквозь пропитанной коррупционным ядом, системы. И если уж выходить, то за кого? За чиновников, откровенно и не стесняясь презирающих темный народ, который только и умеет, что бессмысленно плакать о своей никчемной жизни. За силовиков, давно ставших частью плотного змеиного клубка, наряду с криминалом и бизнесом. Силовиков, нарочно отобранных из самых наглых и беспринципных, забывших о том, для каких целей они сидят в своих кабинетах и без страха использующих свое положение для получения личной выгоды и обогащения.  Или выйти за олигархов и крупный бизнес, присосавшихся к телу страны и сосущих из нее, будто Дракулы, жизнь, кровь, людское обезображенное страдания, чтобы потом конвертировать все это в надежный золотой капитал и вложить в депозитарии иностранных банков.
На наших глаза разыгрывается настоящая трагедия современного русского человека. С одной стороны, агент внешний сил влияния Навальный, разоблачающий преступную власть, а с другой стороны, государство, с несовершенством и убогостью которого мы сталкиваемся ежедневно и прекрасно понимаем происходящее без расследований Навального. За десятилетия Россия выстроила систему, где в каждом ее движение и жесте чувствуется подвох и подмена. Внешне стараясь быть патриотичным и великодержавным, мы видим, как правящая элита, которая обязана быть примером патриотизма, все также, как и в проклятые 90-е, ориентирована на Запад. Она скупает там недвижимость и вывозит туда свои семьи.
Часто мы слышим разговоры о возрождении и духовности, но дегенеративная культура телевидения формирует ментальность основной части населения. Достаточно посмотреть на идущие в прам-тайм ток-шоу на основных ТВ-каналах. Российская культура эклектична и поверхностна, а самые ее лучшие образцы вытеснены на обочину и маргинализированны.  Молодежная культура социальных сетей развивается в полностью либеральном, постмодернистском  дискурсе, где ирония и цинизм, хайп и имморальность являются базовыми принципами.
Почему это так? Потому что, не смотря на кажущийся консервативный крен, российское общество все также погружено в либерально-буржуазную парадигму. Российские политики, находящиеся у власти, в подавляющем большинстве являются убежденными криптолибералами, рыночниками, не представляющими иного пути развития, кроме как западного.
Но самой главной проблемой  власти является то, что она никогда не воспринимала народ, как  субъект политики. Откровенно говоря – она никогда ему не доверяли. Она всегда опиралась на силовиков, на политтехнологов, на олигархические круги. Но не на народ. В тех редких случая, когда власть нуждалась в народе, она коммутировала с ним не напрямую, а посредством административного ресурса. Такое отношение унижает народ, но власть унижает себя подобным отношением еще больше. Выходит так, будто у народа нет ни разума, ни воли, и вообще он может повести себя не предсказуемо.
Когда наступили трудные времена и нашу страну стали испытывать на прочность санкциями, власть повела себя также отстраненно высокомерно, хотя у ней была возможность сломать стену отчуждения между ею и народом. Необходимо было просто выйти и публично заявить, что для нашей страны в которой раз в нашей истории наступают тяжелые времена. Но мы сделали свой выбор, мы готовы его отстоять, мы вместе народ и власть. И поэтому, в эти нелегкие, голодные времена, нам все придется тяжело и поэтому мы решили отказаться от части своих привилегий и доходов, которые на фоне кризиса выглядят аморально. Но так не произошло. Власть не покинула клетки своего высокомерия и не снизошла до уровня челяди. Ни стала ограничивать себя в расходах и роскоши на фоне нищающего народа. 


8. Я всегда указывал на очевидную, но мало артикулируемую истину – конфликт между политиком Навальным и властью, это конфликте между адептами рыночной экономики. Война происходит между двумя группами служителей Капитала. В этом есть некая уникальность происходящей ситуации. В качестве рецепта борьбы с болезнью нам предлагают не кардинальное изменение системы, порождающей несправедливость, когда незначительная часть общества является сверхбогатой и окружает себя пошлой роскошью (наша элита на удивление пошла в своих вкусах и претензиях на элитарность), а жизнь другой части общества погружена в унизительную бесперспективность. Нет, нам предлагают участвовать в той же самой игре, но играть в нее будут по правилам и удалив всех шулеров. Структурно ничего не изменяя в системе, нам просто говорят о том, все изменится, если останутся только честные игроки. Но то, что игра изначально построена на несправедливых принципах, обсуждению не подлежит.
Главное же отличие между рыночником Навальным и капиталистами от власти заключается в том, что после окончания эпохи 90-х годов, российской власти, волей или не волей, пришлось давать ответы на политический вызовы, которые следовали один за другим. Они способствовали тому, чтобы Россия наконец стала  чувствовать себя самостоятельным игроком на международной арене. Постепенно, обретая и расширяя суверенитет, Россия вступила в конфликт с мнением глобальных элит. За самостоятельность пришлось расплачиваться – Российская Федерация стала массированно подвергаться международному давлению и прессингу. Нас наказывали за самостоятельность и независимость в принятие решений. Мы шли на конфликт с западным миром, но этот конфликт лежал чаще всего в политической плоскости. Они критиковали нас за нарушение прав человека, за отсутствия в стране свободы слова, за преследование инакомыслящих, за войну в Чечне, Грузии, за Крым. Но не за экономический уклад в стране. Если во внешней политике мы имели успехи, то внутри страны господствовал тот же самый компрадорский капитализм. Народ искренни радовался возвращению Крыма в состав России, но благосостояние людей от этого не улучшалось, и дело не только в санкциях.
Навальный – это посланник глобального мира, который должен разрешить политические противоречия между Россией и Западом. Он сторонник рынка и либерал в духе политиков, находившихся у власти в 90-е годы (Гайдар, Немцов, недавно уволенный Чубайс). Он их продолжение по духу и устремлению.
И он не собирается пересматривать сами принципы капиталистической системы, он ни против дворцов как таковых. Он против тех дворцов, которые выстроены на ворованные из бюджета деньги. Дворцы, выстроенные правильными капиталистами, за заработанные честным трудом, критики не вызывают. Он не против олигархов как класса, он против олигархов из окружения Путина. Именно против них он и просит Запад ввести санкции. Он лидер буржуазии. Он защитник их классовых интересов.

Если, находящейся у власти буржуазии, в силу обстоятельств, и не по свое воле, приходиться расплачиваться за политический суверенитет и действовать в рамках объявленной Западом жесткой экономической войны, то, полностью легитимный в глазах Запада, Навальный, должен прекратить эту войну, расплатившись суверенитетом и запустив механизм встраивания России в глобальный либеральный процесс. Последствия вполне предсказуемы, и многие, выходящие по зову сердца сегодня на улицу за Навального, будут сильно удивлены, что их надеждам и чаяниям нет места в этом прекрасном новом либеральном мире.

9.  С одной стороны факт – Навальный поддержан западной глобальной элитой. Это то, что не требует доказательств. Но с другой стороны, есть и другой факт, пусть и не такой очевидный – он пользуется поддержкой в высших эшелонах российской власти, которая, по сути, не представляет на данный момент нечто монолитное, целостное и единое. В ней присутствуют различные группы  и страты, которые по ключевым вопросам враждебны друг другу и могут вступать друг с другом в конфронтацию, недоступную для глаз рядового гражданина.  Есть силовики, на которых, как нам говорят, опирается Путин. С другой стороны, есть сильный экономический блок, который более либеральный. Есть сильный и влиятельный олигархат, который в целом ориентирован на запад и хранит свои активы именно там.
Когда-то философ А.Дугин ввел в обиход определение «шестая колонна», которое, к сожалению, не получило широкого распространения.  Так же как и пятая она действует в интересах внешних враждебных сил,  но в отличие от пятой колонны, шестая встроена в структуру власти и имеет доступ к принятию политических решений.
Многими замечено, что Навальный, занимающийся политической деятельностью более десяти лет, не раз выходил сухим из воды, из таких ситуаций, которые для других несистемных политиков оборачивались реальными тюремными сроками (вспомнит Удальцова, которому пришлось отсидеть, практически одному, за всю либеральную тусовку). Будто какая-то невидимая рука, появляющаяся неожиданно, всякий раз отводила беду от Алексея. И он, окунувшись в чане с кипятком, вылетал из кипящей глубины обновленным и полным сил.
То же самое касается и его антикоррупционных расследований. Раскрывая хитрые чиновничьи схемы по выводу денежных средств из бюджета, он часто использовал в своих фильмах факты и интересные подробности, которые получить обычным  журналистским способом не возможно.
Очевидно, что в структуре власти есть силы, сделавшие ставку на Навального. Они устали от санкций, от постоянного напряжения с Западом, они устали от Путина с его фанерным патриотизмом и отстаиванием химеры национальных интересов. Равно пренебрежительно они относятся и к народу, выбирающий этого Путина который год подряд.
Вспомним слова Христа: «…где сокровище ваше, там будет и сердце ваше». Наша либеральная политическая и экономическая элита, которая, возможно, составляет большинство в политическом истеблишменте российского общества, полностью подтверждают эти слова. Их активы выведены за рубеж, они строят там дома, виллы и дворцы, их жены, дети, любовницы и собаки чаще всего живут именно там. Они чувствуют себя частью западной глобальной элиты, она для них является  референтной группой. Они пытаются влиться в нее на равных. Они устали от этого противостояния России и Запада. Поэтому Навальный это и их кандидат.

10. В споре со своим оппонентом, я всегда стремлюсь не только найти аргументы для опровержения его позиции, но и желаю выяснить, почему он мыслит именно так, почему приходит именно к таким выводом, чем обусловлено его мнение и его взгляды. Я хочу проникнуть в черепную коробку и высветить движение мысли по извилинам его головного мозга. Понять, что толкает его к таким выводам.
То, что столько людей вышли на улицу 23 числа не только в Москве, но и по все России, меня, честно сказать, удивило. Я почувствовал некое непонимание происходящей ситуации. А впал в прострацию и стал вопрошать. Что побудило людей выйти на митинг протеста? Просмотренный фильм про Дворец? Но неужели люди и раньше не знали, что в России воруют по крупному и то, что наша политическая элита, цинично и бессовестно продолжает купается в роскоши на фоне усугубленного пандемией кризиса. До просмотра фильма они не знали о лицемерии и беспринципности власти, которая продолжает праздновать и веселиться, в то время как подавляющее большинство россиян испытывают финансовые трудности. Я думаю об этом все прекрасно знают. И не только о дворцах Путина, но и о домах и дачах прокуроров и местных депутатов в провинциальных городках, выглядящих ни как дворцы, но стоимость их строительства, как то не вяжется со «скромной» зарплатой государственного служащего. Да, в России воруют все – в верхах по крупному, в низах по возможности. Это очевидные древние истины.
Так что же тогда вывело людей на улицы? Посадка Навального? Но он еще ни такой раскрученный персонаж, чтобы так взбудоражить толпу. Он лишь примеряет венец всероссийского мученика.
Я думаю, что причина столь массового выхода людей на митинг протеста, кроется в том, что люди устали быть вечными должниками для этого государства, устали терпеть и затягивать пояса, устали быть лишними и ненужными на чужих праздниках жизни, устали от скучного вранья и наглого беспредела. Какие выводы они должны сделать, когда во время кризиса, список Форбс пополнился очередной партией российских долларовых миллиардеров, при этом количество бедных, в такой богатой ресурсами стране, все так же растёт. От этой власти устали все, даже патриотический сегмент политического поля, который в начале 2000-х годов связывал определенные надежда с фигурой Путина, а в последнее время, стал все чаще и чаще критиковать сложившуюся ситуацию в современной России. Власть достала всех. И левых, и правых, националистов и либералов.

Поэтому мотивы людей становятся понятны и, в целом, обоснованы.
Но определившись с мотивами, мы должны сделать следующий шаг – нам необходимо понять, а чего конкретно хотят все эти люди, каких изменений они ждут от смены власти. Вновь мы оказываемся перед стеной парадокса – данный протест, на поверку, оказывается, лишенным всякой идеологической составляющей. Он не обременен и не отягощен политическими и экономическими требованиями к системе. Он изначально, как я и писал пункте №6, заряжен сильным антикоррупционным посылом, который, по своей сути, внеидеологичен. И этот протест, как ни раз уже бывало, оказывается против всего плохо и за все хорошее. С такой наивной установкой нельзя решить никаких задач, так как в этой программе нет конкретных пунктов, по изменению структурных основ системы, по устранению причин, порождающих подобную ситуацию.
Большинство вышло со словами: «Хватит уже жрать и воровать, суки. Дайте работать и достойно жить простому человеку. Путин, вор, уходи».
Многие, пришедшие на митинг, сказали: «Мы вышли за свое достоинство». Что, вообще, является бессодержательной абстракцией, так как критерии достоинства столь тягучи и неопределенны, что вложить в них можно все что угодно. Для одного достоинство – это сытая и комфортная жизнь, а для другого – это возможность жить в независимой от иностранного дискурса стране, не акцентируясь на материальных благах.
«Мы вышли, потому что хотим жить в свободной стране», - говорят другие. Свобода давно стала заношенным политическим фетишем, лишенным всякого положительного содержания. Слишком оно поистрепалось в устах политиков и обычных граждан. Кстати, я не думаю, что Россия такая уж несвободная страна. Мы свободны на уровне мышления и не ограничены рамками жесткой самоцензуры и страха пойти против доминирующего общественного мнения. Ну и со свободой слова у нас все в порядке. В сети каждый может свободно критиковать власть, без страха за это что-то получить.
Вся эта эмоционально-заряженная и, по сути, совершенно лишенная конкретной идеологической компоненты сторона протестов, более всего и вызывает подозрение – а  не очередной ли майдан конструируется на наших глазах. Ведь майдан, это не про народ и не для народа. Майдан – это процесс рокировки политических и олигархических кланов, когда на место плохих олигархов приходят условно хорошие и правильные. Но народ глупеет и ничему не учится ни на своих ни на чужих ошибках. Опыт соседней страны, седьмой год подряд пребывающей в агонии, никого не пугает и не настораживает.

Приведу несколько, понравившихся мне цитат:

Felix Culpa: «23 числа, прогнозирую, никаких политических и экономических требований мы не услышим, никаких чёрных флагов над площадями не узрим. Это будет ебобошечка с криками -Позор! Позор! и фотокарточками в автозаке. Это так всё подзаебло своей беззубостью и безграмотностью, что идите вы пожалуйста нахуй!
Кажется, власть начала операцию "Преемник" и её ставка на Навального вполне оправдана - он не против дворцов, он просто за то, чтоб эти дворцы были у правильных капиталистов. Выбирая между Навальным и Путиным ты выбираешь не свободу слова, не отмену ковидных ограничений и не отмену пенсионной реформы, ты делаешь выбор между дворцом в Геленджике и Яхтой бывшего хозяина сети Магнит - Сергея Галицкого, которым Навальный очень даже восхищается.»

DADAKINDER: «Я верю в площадь, но я не верю песням либерала. Дело даже не в том, что за ними всегда стоит империя кошелька, и одна, не меняющаяся от страны к стране идеология. Сам политический класс, который поёт эти “старые песни о главном”, и повторяет, вслед за Цоем, “Перемен”, не хочет ничего менять, кроме собственного положения в данной системе. Говоря “ПЕ-РЕ-МЕН”, он не имеет ввиду перемен по существу. Он просто хочет, чтобы начальник стал помягче, кассир повежливее, а квартира побольше. Да, ему не нравится монарх. Но точно так же ему не нравится “тёмный народ”, все эти орды хмурых голодранцев; слесари, таксисты, солдатня… – люди, которые заслуживают лучшего барина, но быть им, “конечно”, не могут.»

Дмитрий Иванов: «Адресат расследования Навального та буржуазная прослойка, которая сама стремиться к комфорту и красивой жизни. Это они возмущены несправедливостью по отношению прежде всего к ним. Многих из них устроила бы и просто небольшая вилла с бассейном и катером на побережье тёплого моря. А тем, кто это уже имеет, нужна вилла большая и катер большой. Но они, несмотря на то, что большинство из них встроены и обслуживают сложившуюся систему, не допущены к денежному корыту.» 

Дмитрий Ольшанский: «Действительно, большое и длинное падение цен на нефть и газ, повышение пенсионного возраста, ковидный кризис и, главное, упорное стремление всевозможных начальников зарабатывать на людях и их ближнем мире какими угодно способами, лишь бы побольше, побольше - налоги, сборы, поборы, штрафы, парковки, проценты, застройка, коммуналка и нет конца всему этому, - все это вызывает у народа нашего ощущение, что если в нулевые годы мы каждый день жили немного лучше, чем раньше, то теперь живем немного хуже, и еще немного, и Алиса все падает и падает, а когда и куда упадет - непонятно.
Все это, повторюсь, правда.
Но когда с этими самыми мыслями и чувствами люди выходят на митинг - или хотя бы сочувствуют ему издали, - организованный гражданами круга Навального, Волкова, Гуриева, Милова, Соболь etc., - это как если бы они, страдая головной болью, отправлялись в аптеку и требовали у тети в окошке:
- Гильотина есть у вас? Дайте гильотину!»


11. Что представляет собой современной российское общество, чем оно живет, во что верит, куда стремится?
Строго говоря,  мы в целом идем и развиваемся в русле западной цивилизации. Несмотря на некие отличительные черты, определенные местные особенности, носящие, по преимуществу, внешний характер, мы остаемся западными людьми, наследуем и переживаем те же болезни, слабости и предрассудки, что и современный западный человек, не обязательно обитающий на территории географического запада.
В основе нашего общества лежит грубый материализм, мы все исповедуем культ успеха и финансового благополучия. Мы стали активными приверженцами этого культа с начала 90-х годов. И уже 30 лет последовательно осваиваем и продвигаем эту парадигму.
Что стоит во главе угла жизненного целеполагания современного россиянина: обладание денежной массой, комфортные жизненные условия, максимальная фиксация на элитарных предметах потребления. Мы погружены в низшие уровни материальности. Любой человеческий поступок и действие рассматриваются в качестве изначально заложенной в них материальной выгоды. Любые категории и формы, стремящиеся вывести и придать человеческой жизни внематериальное, качественное измерение, банализированны, либо совершенно вытеснены из бытия современного человека. Качественным может быть только приобретаемый товар. Мы живем в обществе абсолютного потребления, прекрасно описанном Бодрийяром в одноименной книге. Только в отличии от западного человека мы поселились там с опозданием на несколько десятилетий.  Действительно, в данном случае разницы между нами нет никакой. Разница видна только в количестве и доступе к благам.
Именно, из этого стремления к материально-комфортной жизни, ставшего единственной целью и вытеснившего все иные идеалистические категории, рождается гидра коррупции. Но плохо не само желание человека жить в хороших условиях, пользоваться качественными товарами, жить в трехэтажном доме, ездить на дорогих машинах. Плохо, когда желание разбогатеть и максимально окружить себя благами, становится основным и доминирующим занятиям в жизни. Становится критерием, по которому происходит оценка человеческой личности. Жизнь, в данном случае, рассматривается строго, как процесс повышения своего социального статуса потребителя. Цель жизни, ее качественная оценка, заключена в переходе на новую ступень потребительства, когда потребляемые вещи становятся элитарнее и занимают на символическом уровне более высокий рейтинг.

Культ денег, "религия" бабла, если выражаться грубо,  вот что лежит в основании российского современного общества. Абсолютно все слои общества, вне зависимости от социального положения, возраста, веры, а иногда политических взглядов, пронизаны этим грубым финансовым материализмом. Вот тот фундамент, на котором мы чувствуем народное единство, воспринимаем себя как целое, как страна. Вот наша настоящая национальная идея.
И очевидно, что в обществе, где подобные установки и ценности распространены как базовые основания, ожидать, что протест может наполниться некими над индивидуальными категориями и требованиями не приходится. Наивно полагать, что современная молодежь, воспитанная на культе потребления, может поверить в идеи социальной справедливости. Для понимания левых, будь то анархических или социалистических, идей необходимо быть немного идеалистом. Но растут ли они еще на нашем политическом ландшафте.


12. Я давно понял, Навальный – это реванш 90-х. На уровне взглядов и ориентиров, на уровне людей которые его поддерживают и которыми он себя окружает, на уровне общей атмосферы, методов и настроения масс, проглядывает явная попытка вернуться к тому направлению по которому Россия двигалась в 90-е годы 20 века, годы радикального либерального капитализма. Навальный, как давно уже подмечено, это Ельцин 2.0. И от предчувствия реставрации ельцинской России действительно становится не по себе.
Девяностые давно стали синонимом смутных времен в истории современной России. Это эпоха феноменальных предательств и подлости. Это время, когда понятие «национальные интересы», вызывали у людей, дорвавшихся до власти, усмешку и воспринимались как фикция и пережиток эпохи холодной войны. Предавались не только бывшие союзники СССР, но и собственный народ, брошенный на произвол судьбы в странах бывшего Советского Союза.
Девяностые – это время когда самое подлое, самое отвратительное и  уродливое, осуществило захват власти в стране. Криминальные группировки оккупировали российские города.
Девяностые – это время, когда государство спокойно смотрело на хищение и разграбление собственного имущества. Именно тогда на залоговых аукционах и происходило рождение первых миллиардеров. Будем честны перед собой – современная коррумпированная Россия, это эхо из 90-х. И если в каких-то политических, социальных, стратегических и геополитических моментах девяностые были преодолены, то в финансовом плане, в области обогащение за счет расхищения государственных активов, а сегодня это бюджет государства,  все осталось по прежнему.
Девяностые – это наглое и беспринципное ограбление собственного народа. Я никогда не забуду фразу брошенную Чубайсом о миллионах обнищавших россиян: "Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом - новые вырастут".
Девяностые – это наивная и искренняя, с нашей стороны, дружба с Западом. Запад всегда любил слабую Россию, возглавляемую глупыми, легко управляемыми лидерами. Они одобрительно кивали головами, глядя как мы своими руками уничтожаем собственную промышленность, пилим ракеты, разваливаем армию, образование  и социальную сферу. Они воровали наших ученых и специалистов, навсегда увозя их из России и принуждая работать на укрепление мощности Запада.
И теперь силы, готовые осуществить реставрацию 90-х, жаждущие реванша стремятся захватить власть в стране.
Я  не хочу возвращаться в то время. Я хорошо помню, как советский уставший от бедности и дефицита народ, разочаровавшийся в коммунистических принципах, в которые уже никто не верил, и поставленный на грани простого выживания, поддержал Ельцина. Народ был опьянен фигурой и речами Бориса Николаевича. Ведь тот выделялся из обычной массы советских чиновников своей резкостью и харизмой. Он обещал уничтожить зажравшуюся партийную номенклатуру, которая виделась главной причиной всех бед происходивших в стране. Люди искренни поверили в сказки о сытом благополучии, которое должно наступить сразу, после отстранения  КПСС от власти. Они с надеждой ждали положительных изменений в своей жизни. И изменения пришли. Советская бедность обернулась российской нищетой. Вместо партийной номенклатуры руководить страной стали хищный акулы капитализма, которые, на самом деле, были выходцами из тех же партийных кругов и комсомольской организации, вовремя поменявших униформу. Сбережения советского человека были обнулены, предприятия, где он работал закрылись, а на тех что еще работали, зарплату задерживали иногда на полгода.
То, что сейчас происходит, закончится тем же самым. Это не может закончится по-другому.
Потому что проект «Навальный» – это не про народ, не для народа и не в интересах народа. Тут происходит столкновение идеологий, мировоззрений,  геополитических интересов, финансовых структур. Интересы народа, находятся на периферии современного либерального дискурса. 

События 23 января (начало)

Признаюсь, я не собирался ничего писать о событиях 23 января, так как за три дня прочитал множество мнений, с которыми я солидарен. Но остались существенные моменты, которые я не увидел в статьях авторов, поэтому приходиться зафиксировать некоторые свои наблюдения. На память, чтобы спустя подтвердить или опровергнуть свою точку зрения.

1. Когда в субботу новостная интернет лента начала наполняться информацией о происходящих событиях, о начале первых митингов в поддержку Навального на Дальнем Востоке, плавно перекатившихся по стране - от Сибири и докатившихся до центральной России, я вдруг с ужасом осознал, что люди поверили и повелись на те информационные гетабомбы, которые были выброшены в интернет пространство за несколько последний дней (в случае с отравлением – месяцев). «Мы проиграли информационную войну», - это было первое, о чем я подумал. Я понял, что руководство нашей страны, работники спецслужб, которые обязаны работать на опережение, должны просчитывать шахматную партию на несколько, а иногда и на много больше, ходов вперед, просто все пропустили. И стало страшно от того, что эти люди отвечают за безопасность страны.
Подготовка к митингам началась задолго до них самих. Она началась с отравления Навального, потом последовало его срочное перебазирование в Германию, где он чудом вылечившийся от смертельного яда, делает два «сенсационных» расследования в которых утверждает, что был отравлен ФСБ по личному поручению Путина. Далее события начинают убыстряются и вот он уже возвращается в Россию, его задерживаются сразу после приземления в аэропорту.  Находясь по стражей (!) он записывает обращение  к россиянам с призывом выходить на митинг 23 января. Сразу на
Youtube появляется его фильм-расследование про дворец Путина, что служит последней, финальной точкой, хорошо срежиссированного спектакля, цель которого – возбудить народные массы .
Я нисколько не сомневаюсь, что перед нами разыграна пьеса, но только финал ее еще не известен. Российские спецслужбы не смогли сработать на опережения, это тоже является очевидным фактом.
Поэтому я имею полно право сказать, что первый этап информационной войны мы проиграли. И ответственность за этот непредотвращенный удар лежит на руководстве нашей страны. Ведь это оно доверило столь сложный фронт работы, таким специалистам и профессионалам.
После осознания и понимания происходящего, становится действительно страшно за страну. С таким уровнем профессионалов и специалистов Россия очень скоро может полететь в тар-тара-ры.

2. Когда Навального лечили в Германии и к нему в палату пришла Ангела Меркель, я сказал: «Ну что, выбор за нас уже сделан. Запад выбрал своего кандидата на президентство в РФ. Нам остается только с этим согласиться».
Чтобы это понять, не надо обладать особым умом и талантами. Такой информационной поддержки, таким одобрением со стороны Запада никто из российских политических оппозиционеров на данный момент не пользуется. Какая огромная машина заработала, зашумела и закрутилась, когда он призвал всех выйти на митинг. Западные интернет площадки, которые по сути должны быть независимыми, начали массированную атаку пользователей, раскручивая  «кандидата». Громадное количество сюжетов, постов, которые набирали просто невероятное количество просмотров и лайков. Тысячи комментариев с фейковых страниц, которые возникали даже под новостями не имеющими отношения к политики, заполнили российский сегмент интернета за неделю до митинга. Общественное мнение российского обывателя начало активно подогреваться, играя, на вполне справедливом, возмущение: «Совсем зажрались, суки». С каждого утюга, микроволновки и мясорубки неслось: «Дворец Путина. Выходи на митинг не за меня, а за свое достоинство». И, как мы видим, это дало свои результаты. Уже давно понятно, что старые средства манипуляции массами давно устарели. Телевизор с его аналитиками и политическими ток-шоу создаются картину мира для пенсионеров. Основное движение по кристаллизации и созданию точки зрения, которую молодой обыватель примет за свою, происходит в интернет пространстве. И там не надо долго и нудно, что-то объяснять, растолковывать, достаточно одной картинки и короткой подписи к ней, достаточно эмоционального тридцатисекундного ролика, достоверность которого проверить нельзя.

3. Но вернемся к той безоговорочной поддержки, которую оказывают западные политики Навальному. А поддержка действительно является беспрецедентной. Какой политик в современной истории России удостаивался такой чести?
 На память приходят только два человека, сумевших безвозмездно влюбить в себя западный политический истеблишмент — это Горбачев и Ельцин. Внешне противостоявшие друг другу, они сыграли страшную и деструктивную роль в истории России конца 20 века. За объединение Германии, Запад расплатился с Горбачевым Нобелевской премией мира. В это же самое время окраина СССР уже пылала и кровь сочилась из ран. Но циничный Запад это старался не замечать.
Ельцин продолжил дело Горбачев, с каким-то особым рвением. Окончательно добил страну под названием СССР, предал русских в центральной Азии и в других постсоветских республиках, за одно предал всех наших союзников по всему мира, запустил процессы по уничтожению инфраструктуры страны, изнасиловал менталитет русского человека, уничтожил культуру и образование. А Запад продолжал рукоплескать. Мы топили свою орбитальную станцию «Мир» в океане под восторженные взгляды западных партнеров.  Запад смеялся над дурачком Ельциным смехом Билла Клинтона.
Потом пришел Путин. Точнее он был назначен Ельциным, что было самое парадоксальное в данной ситуации. Он пришел во власть под лязги танков и выстрелы гранатометов. Вторая чеченская война, которая стала первым шагом к восстановлению территориальной целостности России, закономерно вызвала на Западе волну возмущения.  Это был первый звоночек. Второй звоночек прозвучал, когда Путин стал зачищать политическое и информационной поле, включив мягкий репрессивный аппарат (самые яркие события – это разгром НТВ, вынужденное бегство из страны Березовского и Гусинского, посадка олигарха Ходорковского).  Запад раздражался все больше. Далее следует череда вызовов на которые Россия отвечает как самостоятельный политический субъект, будь то события в Грузии или события на Украине, мы действуем согласно нашим интересам без особой оглядки на то, что скажут западные политики. После Крым их терпение окончательно иссякло и Россия лишается лояльности со стороны западных стран.
При этом нужно отметить, что Путин принципиально никогда не покидал либерально-капиталистическую парадигму. Да, он во много либерал старой формации, как Трамп, с легким консервативным налетом. На протяжение всего своего срока Путин продолжает играть в суверенную демократию. Иногда у него это получается (Грузия, Сирия, Крым), иногда нет (Новороссия).
 Одновременно с этим происходила зачистка оппозиционного политического поля . Из думы с позором были изгнаны радикальные либералы западники. Дума на десятилетия превратилась в лояльный президенту орган. Официальная политическая жизнь стала скучной и предсказуемой.
Все самое интересное происходила в непарламентской оппозиции, в так называемой уличной политики, в которой замелькали фигуры, недавно бывшие у рычагов управления страной. Возникали странные союзы и объединения, из левых и правых. Самым интересным объединением было движение «Другая Россия» во главе с Касьяновым, Каспаровым и Лимоновым. Где-то поблизости объединялись и разбегались националисты, которые никогда не были чем-то единым. И все они были в непримиримой оппозиции к действующему президенту.
И вот ближе к концу десятых годов замаячила фигура Навального. В начале он позиционировал себя как русских националист, организатор Русских маршей. Но постепенно стал мигрировать в область ортодоксального либерализма (что для националиста вполне естественно), получая все большую поддержку от либеральной общественности, состоящей в основном журналистов, писателей, режиссеров и прочих представителей творческих профессий. Никогда не забуду твитты журналистки Альбац, которая нежно, совсем по матерински называла его Лешенька. Я особо не следил за его политической карьерой, мутациями и трансформациями. Но в какой-то момент он стал тем оппозиционным лидером, имя которого все более и более стало упоминаться либеральными СМИ и ресурсами. Возможно, это произошло во время выборов на пост мера Москвы в 2013 году, когда Единая Россия с барской руки поделилась с ним подписями. Постепенно Навального становилось все больше и больше. И если он, лет пять назад, был один из многих, то сейчас он является безусловным главным политическим лидером либеральной оппозиции (кто такой Гудков и Пономарев мало кто вспомнит) и, как нас пытаются убедить, единственной альтернативой власти. Несомненным фактом является и то, что громадную раскрутку Навальному сделала российская власть. Так же остается загадкой, когда Запад сделал ставку именно на него, в какой момент это произошло, когда все иные кандидатуры были оттеснены в сторону и остался один Навальный.
Как можно описать сегодняшние отношения Навального и правящей западной верхушки. Это поддержка носит явный и безоговорочный характер. Запад недвусмысленного говорит российской власти, что они пристально следят за происходящим.   В общих чертах это выглядит, как определенный кредит доверия, который получает Навальный и который со временем, если все будет идти по запланированному сценарию, он должен будет отдать с процентом. То есть, априори Навального нельзя назвать самостоятельным политиком. Поразительно, что его сторонников не смущает эта беспрецедентная поддержка Навального со стороны Запада. Понятно, что поддерживая его, они вероятно преследуют определенные цели. И это не вопрос – хороший или плохой Запад. Дело обстоит так, что у Запада есть свои интересы и задачи, которые, в данном конкретном случае, он пытается реализовать через политика Навального. Давайте не будем столь наивными, и не впадая ни в конспирологические теории, ни погружаясь в демагогические дебри, спросим себя – хочет ли Запад видеть нас в качестве сильного государства с развитой экономикой, с мощной наукой, где доход от природных ресурсов идет в развитие инфраструктуры страны и социальная сфера занимает приоритетное место в государственных программах. Экономически сильное государства предполагает некую политическую независимость. Так вот, нужна ли сильная и независимая Россия Западу? Ответ однозначен – нет. Им совершенно нет никакого дела до ваших рабочих мест, пенсий, стипендий, пособий, дорог, процентов по ипотеке, цен в магазинах. Даже не касаясь сферы геополитики, можно сказать, что это вопрос чистой экономической конкуренции.
Понятно, почему лидеры,  делавшие Россию слабой и ничтожной, были так любимы и возносимы на Западе. И поэтому, столько наглое и беспрецедентное навязывание Навального в качестве лидера страны, со стороны западных официальных политиков, более чем настораживает.
Помимо России демонстрация в защиту Навального прошла в Берлине, где действует ковидный запрет на любые массовые выступления. Почему-то ради этого запрет был снят. Вы можете себе представить подобное в России, когда выходят люди в поддержку оппозиционного политика Германии? Я представить себе такое не могу. Или, быть может, немцы как-то по-особому осведомлены в тонкостях нашей политической обстановке?  Я, честно сказать, в этом сомневаюсь.
Ну, и на последок, совершенно казусная ситуация. Навального поддержала страна, официальные лица которой шестой год подряд заявляют своему народу, что ведут с нами войну. Я имею ввиду Украину. Это могло бы стать чудовищной антирекламой. Но у большинства, как известно, память очень короткая. Большинство уверенно, что войну развязал Путин и точка. О том, что войне предшествовал, организованный западными сетями и политиками майдан, уже никто не помнит. Поддерживая Навального Украина жаждет осуществить реванш. И цели ее совершенно ясны. Во-первых, это возвращение Крыма, во-вторых это окончательное решение донбасской проблемы, в-третьих, это желание ослабить Россию, лишив ее политической воли. Ставя на Навального, украинские политики видят в нем ключ к решению накопившихся проблем. Но если для них это решение проблем, то для нас это обернется предательством национальных интересов и громадной кровью.  


4. Уже не раз мною было подмечено – главной проблемой местных либералов является то, что они всегда и во всем смотрят на мир глазами западных глобалистов. Все происходящие событие они воспринимают и комментируют, с оглядкой на либеральные глобальные элиты. Они проигнорируют любую несправедливость, закроют глаза на любое преступление, как бы чудовищно оно не было, отвернуться и промолчат, если того велит глобальный центр оценки событий. Самым ярким примером служит, та же Украина. Либеральная общественность, по инерции воспринимается нами защитницей общечеловеческих ценностей, не заметила произошедшего преступления в Одессе 2 мая 2014.  Они не замечают массу нарушений элементарных прав человека, которые там происходят ежедневно, оправдывая все это войной и российской агрессией. Они готовы найти любую смягчающую преступника причину, лишь бы не называть вещи своими именами. Я хорошо помню, как в 1999 году Новодворская с ТВ восхищалась американскими бомбардировками Югославии и призывала уничтожить диктатора и убийцу Милошевича.
Если потом выясняется, что те, кого они защищала и права на преступление, которого оправдывали, на поверку оказался еще худшими головорезами, это не будет иметь никакого значения.
Иметь отдельное, свое мнение, отличное от мнения глобальной  либеральной элиты для этой публики является не позволительной роскошью.
В очередной раз это подтвердилось в событиях, произошедших в начале января в США. Вдруг оказалось, что противники Байдена, которые штурмовали здания Капитолия – это преступники и террористы. И цензуру социальных сетей и интернет ресурсов в отношении Трампа и его сторонников тоже оказывается можно оправдать, так как данная цензура инициируется не государством, а частными корпорациями. А это разве не нарушает свободу слова, одно из основных либеральных ценностей? Оказывается – не нарушает. Давно уже замечено, что люди, чаще других говорящие о священном праве человека на свободу слова, оказываются теми, кто первые и полезут затыкать твой рот кляпом.  

Поразительная изворотливость и подлость, лицемерие и двойные стандарты, как основные характеристики местных сторонников либерализма, только способствуют тому, чтобы никогда не доверять этой публики. Вы можете себе представить отечественного либерала патриотом своей страны. Я не могу. И все потому, что им приходиться всю жизнь смотреть на мир чужими глазами. Поэтому любой их комментарий, оценка, мнение всегда будут предсказуемы.
О лицемерии, двуличности, самой глобальной политической элиты, которая уже ни одно десятилетие под бубнеж о правах человека, гуманизме, соблюдении демократических процедур ввергает целые регионы планеты в кровавых хаос, из которого они годами пытаются выползти, и говорить не стоит. Это абсолютная истина, аксиома не требующая доказательств.

5. Если же говорить о местных сторонниках Навального, не рядовых, а публичных фигурах, из политиков, журналистов, актеров, писателей, записавшие ролики в поддержку Навального перед самым митингом, то среди них я не могу выделить ни одного, с кем бы я был когда-либо солидарен (исключение – режиссер Быков). Все они – мои  идейные оппоненты. Некоторые из них на данный момент не находятся на территории России, при этом они все равно остаются включенными в политико-культурный, а бы даже сказал, идеологический процесс.
Попытаемся свести эту людскую массу к некому общему знаменателю.
Они всегда были противники возрождения России, как мощного имперского государства, понятия государственные интересы, для них лишены всякого содержания. Они никогда не впадали в патриотический пафос, считая патриотизм уделов негодяя, хотя патриотов других стран они искренни уважают, они лютые антиклерикалы, по их мнению, церковь не должна так близко подходить к государству, ее место должно быть где-то на задворках общественной жизни, и если у некоторых малообразованных слоев общества есть потребность в вере в сверхъестественное, то им никто это не запрещает, но у нас светское государство, громко и истошно кричат они, поэтому выгнать попов из присутственных мест для них является делом чести. История России представляет для них коллекцию мрачных, черно-белых слайдов. По сути, она чужая для них и особого пиетета они к ней не чувствуют. Они часто глумятся над ней, соревнуюсь в изобретательности. Победобесие – это термин как раз из их лексикона, в котором  сконцентрировано выраженно неприятие ими излишней увлеченности власти темой победы в Великой Отечественной Войне. Излюбленной темой их саркастических и оригинальных издевок, с относительно недавних пор, стала тема, так называемых, скреп. Вот уж где они дали всю волю своему остроумию. Тема духовных скреп - это раскрученный интернет мем, который эти господа иногда с частотой пулеметной очереди, применяют к месту и ни к месту. "Опять скрепы порвались", - говорят они хохоча, и делая надменные гримасы на покрытых щетиной лицах. Они уверенны, что русским, по факту рождения, запрещено заикаться о духовности и культуре, ведь образованными и культурными могут быть только они.

Главным же пунктом, бескомпромиссно разделяющих меня с ними, является водораздел произошедший в 2014 году.  Это цепочка, вытекающих друг из друга событий – украинский майдан, присоединение Крыма и донбасские события. Оценка этих событий – это та черта, признак,  по которому, вот уже семь лет, мы легко отличаем чужого от своего. Они абсолютно все приняли сторону украинского майдана, они осудили присоединение Крыма к России, они интерпретировали донбасские события, как войну развязанную Россией против независимой, сделавшей свой выбор Украины. И в этом, на самом деле, не было ничего удивительного. Ведь логика их мышления никогда не выходила за границы обозначенной глобальной и либеральной элиты повестки. Никакие доводы, очевидные противоречия, вопиющие преступления никогда не смогут сбить их с этого обозначенного пути.
В украинских событиях они ожидаемо встали не на сторону людей, идентифицирующих себя с русской цивилизацией. Нет, они открыто поддержали противоположный лагерь, который должен был принести русскость восставших на жертвенный огонь национального строительства украинской идентичности. Они отказали миллионам людей в их праве быть русскими, апеллирую к риторики мирового сообщества, к химерической абстракции норм международного права, которые сам глобальный Запад ни раз нарушал. Все что было связанно с темой Русской весны, понятие уже ставшее частью современной историю, было классифицировано ими как агрессия и беззаконие. Определение "русский мир", которое стало часто использоваться после 2014 года, как символ возрождения большой России в ее исторических границах, они стали ассоциировать и использовать для наглядного обозначения упаднических и омерзительных сторон российской жизни. Вот, говорили они, как выглядит ваш русский мир, и прикладывали красочное фото русского ада из глубинки, тем самым желая доказать, что русский мир это некая аномалия, то, чего в природе просто быть не может. Вот русская война может быть, а русский мир никогда. Мир может быть европейским, цивилизованным, просвещенным, но русский мир, это обязательно деградация, упадок, тирания, рабство, подхалимство, воровство и вырождение. Лучше бы его никогда не было вовсе. Любой успех и усиление России воспринимается ими с болью, любое достижение наносит им глубокие раны. Они везде ищут подвох. И как дети радуются неудачам русских, как вне России, так и внутри ее.
То, что майдан 2014 года, инспирированный и поддержанный Западом, был ярко антирусским, является очевидностью, ежегодно подтверждаемая действиями украинских властей. Закон, который начал действовать с начала этого года – это очередной шаг в этом направлении. Русский язык, постепенно, медленно, но целенаправленно  вытравливается из ментальности людей, которые столетиями говорили и думали на нем. И за всем этим стоит одна, легко прочитываемая, цель – дальнейший отрыв народа Украины от России, вырвать с мясом все соединительные живые узлы и нити. Но и этому они могут найти логическое объяснения, так как логика их мышления, помимо либерального вектора, несет в себе зерно древней, не побоюсь этого слова, пещерной русофобии. Не всегда внятно проговариваемой, но четко формирующей структуру их мысли на подсознательном уровне.
Сейчас эти люди, для которых свободный выбор двух миллионов крымчан, есть оккупация, а восставший Донбасс, они считают необходимо опять вернуть в состав Украины, где, как известно, никакого фашизма нет, эти самые люди записывают обращения в поддержку Навального. Но по сути, Навальный  часть этой тусовки, как любит говорить писатель Захар Прилепин, тусовки порядочных людей. 

6. Необходимо сказать несколько слов об антикоррупционной карте, этом главном козыре  Навального. Несомненно, это именно козырь – ведь антикоррупционная деятельность не обременена идеологической составляющей. Она не является ни правой, ни левой, ни принадлежит к какой-либо идеологии, партии. Она благородна сама по себе, потому что нет ни одной политической силы, которая выступала бы за коррупцию. Абсолютной любой политик в своих речах и выступления говорит о чудовищном засилье коррупции во всех слоях и сферах российской жизни. Но борьба с коррупцией для любого политического деятеля – это всего лишь один из пунктов политической программы.  И далеко не самый главный.
В случае же с Навальным мы имеет дело с политиком, который ставит во главу угла  своей политической деятельности – борьбу с коррупцией.  Подавляющее большинство из группы его поддержки не осведомлены о политических взглядах Навального. Когда-то он был националистом, потом был в Яблоке, после стал активно поддерживаться либеральной околополитической тусовкой журналистов/писателей/блогеров/музыкантов. Выходит, что открыто декларировать свои политические взгляды ему нет никакой необходимости, так как в его обязанности входит объединить протестные массы под абсолютно беспроигрышным флагом борьбы с коррупцией, с которой в реальной жизни сталкивается каждый гражданин России. Коррупция – это  неопровержимая очевидность. Антикоррупционный пафос может всколыхнуть, взбудоражить и вывести на улицу даже далекого от политики человека. Непонятно, почему раньше никто не обращал на это никакого внимания. Не декларирую своих политических взглядов, человек становится известным политическим деятелем. И поэтому Навальный возглавляет не политическую партию, а некоммерческую организацию Фонд по борьбе с коррупцией.
Особо следует отметить, что основная доля расследований, проводимых командой Навального, касается самого Путина и его ближайшего окружения. С одной стороны, это выглядит, как разоблачение коррупции в самых верхних кругах власти, а с другой стороны, у всех расследований есть явная политическая подоплека, связанная с получением политических дивидендов на основе опубликованного компромата. Понятно, что освещая будничные схемы расхищения, в которых так преуспели российские чиновники, большого политического эффекта достигнуть трудно, поэтому Навальный и бьет наверняка – в первой лицо государства, понижая его репутацию, обрушивая рейтинги.
Честно сказать, я не смотрел ни одного расследования Навального, кроме того, где он сцепился с главой Росгвардии РФ Золотовым. Не смотрел ни потому, что я ему не верю, а потому, что есть вещи настолько очевидные, что детальная их разборка не изменяет общей картины.

Последний фильм о Дворце, это, так сказать, вишенка на торте. «Грандиозный» фильм снятый и выпущенный в нужное время и для конкретных политических целей. Хорошая голливудская постановка. Я имею ввиду не фильм, а о последовательность событий – страшное отравление, чудесное спасение, смелое обвинение отравителя, внезапное и неожиданное возвращение, закономерная посадка и как гром среди ясного неба – Дворец!

Мой Лимонов

Вчера был похоронен Эдуард Лимонов. Похоронен как-то «буднично», будто в какой-то спешке. Совсем несоответственно уровню данного человека. Но на то была его воля. Партийцы, на следующий день после смерти, объявили, что последним его желанием было, чтобы похороны были закрытыми для общественности. Он часто рассказывал историю о французе Жане Жене, о котором вспомнили только после того, как он умер и который в отместку завещал похоронить себя на арабском кладбище.
В некотором смысле можно сказать, что Лимонов облегчил положение наших государственных чиновников, так как просто проигнорировать его смерть было бы нельзя, а тут воля умершего. Но это всем пустяки. Пустяки, по сравнению с масштабом произошедшего факта.
Я старался регулярно смотреть видео различных выступлений писателя. В последнее время их было очень мало. Совсем недавно я посмотрел два его выступления: одно — итальянская презентация книги «Палач», а второе — встреча с читателями в Твери. Все они были сняты в конце 2019 года. Он выглядел уставшим, говорил с трудом, в его речи были слышны явные проблемы с дикцией. Я смотрел на этого старика и думал о том, что приближается неминуемое, то, чего избежать не сможет ни один человек. Но я старался отогнать от себя эти мысли. Быть может есть надежда, что все не так и плохо.
Потом в его ЖЖ 10 марта появился пост такого содержания:
«(без темы)

Только что вошёл в двери квартиры, гДе проживаю в настоящее время.
Отвечу если не всем, то тем кому я нужен.

Сейчас лягу посплю.

Забыл отправить.
Поспал.

Ваш,
ЭЛ»


а через несколько минут другой:
«"Взаправду"10 марта, 11:10

Не одобряю.
Затея  пошлая. Современные русские не russki mujik в портках  и  не  russki   baba   в кокошнике. Смарт-фоны по всей России куплены.
Выискались просветители поповичи, лживые бойцы. И изгиляются. Электоральная перспектива 1,25 %.
Пшли вон с эстрады!»

Я понял, что старику действительно плохо.
Через неделю он умер. Смерть всегда внезапна. Она всегда неожиданна даже тогда, когда умирает человек прикованной к кровати пол года. Так же произошло и с Лимоновым. Вроде бы было все понятно, но слова «Умер Эдуард Лимонов», которые я прочитал вечером 17 марта меня больно полоснули.
Роман Сенчин сказал, что мы осиротели. Это очень точное слово. Для того, кто более 20 лет с интересом следил за деятельностью писателя, кто питался его мыслями, кто переживал за него, кто с ним спорил и отрицал, осиротел это самое правильное слово, потому что умер действительно близкий и родной человек, ведь любить и одновременно отрицать можно только родных людей.
Я пришел к Лимонову, как и многие через Летова. В 1998 году, заканчивая школу, я регулярно посещал местный рок-магазин Freak Shop. И вот примерно в январе-февраля я увидел у них номер газеты Лимонка. Не помню точно, но это был то ли 88, то ли  87 номер.  С этого момента я постепенно и стал входить в мир Эдуарда Лимонова. В Лимонке были только колонки редактора, которые касались в основном  текущих событий. А первой книгой прочитанной мной был роман «У нас была великая эпоха», которая вышла еще в советской время в толстом журнале «Дружба народов» за 1989 год. Я любил ходить по библиотекам и разыскивать разные ценный артефакты среди кучи бессмысленного советского мусора.
Потом был университет и в областной библиотеке я перечитал все доступные там книги, среди которых были хрестоматийная «Это — я, Эдичка» и «Анатомия героя», в которой речь шла о политической жизни начала девяностых.
Когда Лимонова арестовали, в газете стали печать главы из книг «Другая Россия» и «Священные монстры». Ну а после... после появился интернет и я получил доступ к книгам, которые не возможно было  достать в нашей провинциальной дыре. Как-то сразу я набрел на сайте www.limonow.de,  где было представлено Полное собрание сочинений на тот момент. Было это в 2006 году. И я начал нагонять упущенное. Я прочитал практически все книги, которые вышли до 2000-ого года. Потом я прочитал несколько «тюремных» книг, среди которых была книга «Торжество метафизики». А последней прочитанной мной книгой прозы стала не совсем однозначная и противоречивая Ереси: Очерки натуральной философии, которая вышла в 2008 году. А дальше я устал и, признаюсь, что не прочитал ни одной книги прозы выпущенной Лимоновым за последние десять лет. Но  при этом, он ни никогда не выпадал из орбиты моих интересов: я постоянно читали его статьи, просматривал множество видео, позже он завел свой блог в ЖЖ, в котором я не пропускал ни одного поста. Как-то странно звучит, но я открыл Лимонова поэта слишком поздно. В честь 75-летия Ad Marginem выпустил сборник его стихов «287 Стихотворений» который я приобрел через краут площадку и вот тогда я понял,наконец-таки понял, что Лимонов гениальный поэт. Как когда то, читая сцену похорон котенка в еще эмигрантском романе «Укрощение тигра в Париже», я понял, что Лимонов хороший писатель.
Мы живем в странное время — многое, что необходимо делать сейчас, мы очень часто откладываем на потом. Мы слишком избалованы информационным мусором, в котором пытаемся отыскать жемчужину, заранее подозревая, что никаких жемчужин там и нет. Поэтому мы тратим себя на второстепенное, незначительное, по сути мусорное, забывая о главном. Точнее не забывая, а думая что главное может немного и подождать. А оно не ждет.
За эти пять дней, которые прошли после смерти писателя я прочитал около сорока некрологов. Хорошо и талантливо написали Максим Семеляк и Борис Куприянов. Они попытались оценить масштаб личности Лимонова. Большинство же писали о нем через призму собственной биографии. Также делаю и я.
Когда я повторяю слова Сенчина о том, что мы осиротели, то я нисколько не лукавлю. Лимонов за те 22 года, которые он был со мною рядом, стал близким, родным человеком. Он входил в пантеон тех людей, мнением которых я дорожу. И членов этого пантеона становится все меньше и меньше. Уже достаточно пальцев одной руки, чтобы их перечислить.
Первым ушел А.Непомящий, единственный которого я видел в жизни, через год ушел Летов, тот, кто и указал множество направлений, в 2016 умер Гейдар Джемаль, долге время гипнотизирующий меня своими складными логическими конструкциями. А теперь ушел Эдуард Вениаминович...
Уникальность Лимонова  заключается в том, что не смотря на то, что его мнения и суждения имели для меня авторитетный вес, я не соглашался с ним по очень многим вещам. Многие его идеи были для меня откровенно чуждыми. К примеру, его мысли о сексуальной комфортности, которые он изложил в одной из глав «Другой России», мне всегда казались противоестественными. Или его не раз высказываемое восхищение разного рода уголовными элементами, которые романтизировались и наделялись высоким  смыслом, который в них начисто отсутствует. Его увлечение бредовыми идеями инженера Ковалевского, о которых он подробно говорит в книги Ереси. Было много, даже очень много вещей, к которым я относился скептически. Его пренебрежительное отношение к родителям в ранних книгах всегда коробило, хотя и не удивляло. Лишь после их смерти он стал по другому относиться к ним. Иногда мне казалось, что Лимонов ужасно поверхностен и о многих вещах не имеет никакого представления. Я не думаю что он особо хорошо разбирался в философских аспектах объяснения нашей реальности. Как-то его спросили, читал ли он «Ориентацию Север» Джемаля, он сказал, что нет. Конечно, это совсем не показатель, но было много важных тем, не входивших в оптику его интересов, и на которые он не обращал никакого внимания, считая второстепенными. Он был несомненно эрудитом, многое знал, о многом имел свое мнение. Но эрудиция — это не всегда глубина.  
Но все это нисколько меня не смущало. И я также, как и после первого знакомства с его идеями и творчеством, продолжал считать себя его единомышленником. Он был настоящим патриотом. Совсем не таким, для которых патриотизм, есть всего лишь механизм оправдания деятельности государства и власти, и которых сейчас очень точно именуют охранителями. Он любил Россию, но при этом постоянно указывал на ее недостатки, на ее отсталость во многих вопросах, на ее комплексы и тупые вековые предрассудки, которые он называл по-мусульмански адатом. Он был русским и смотрел на современных русских трезвым взглядом, когда надо лупя по щекам, чтобы привести их в чувства. Он воспринимал Запад совершенно спокойно, не идеализируя его, как это делают наши глупые либералы. Но это и не могло быть по другому, так как в течении двадцати лет он изучал мир западного общества изнутри, и под итожил свои наблюдения в книге Дисциплинарный санаторий.
Совсем не правы те, кто пытается вычленить из Лимонова одну из его ипостасей, говоря, что мне нравится Лимонов писатель, но я никак не воспринимаю Лимонова политика. Или есть такие которые сокрушаются — зачем Лимонов начал писать прозу, ведь он гениальный поэт.
Но в этом и состоит уникальность феномена Лимонова. Чтобы понять его, необходимо воспринимать все в комплексе, синтезируя в единое целое различные его проявления. Они могут казаться нам различными и противоречивыми. Но эти противоречия существуют только на нашем уровне. Для него они были продолжением чего-то единого.
Помимо идей, которые выбрасывал в мир писатель, и которые он пытался навязать обществу, есть в Лимонове один важный момент, который не многими замечается. Так вот, помимо произносимых им идей, сама жизнь Лимонова, есть определенная модель функционирования в обществе и мире. Он наглядно, на собственном примере продемонстрировал, как нужно жить, не попадаясь в капканы обыденности, заурядности, банальности и конформизма. Его не смогла купить ни одна власти, ни советская, ни западная, ни тем более российская. Он не стал мелким буржуа, хотя такая возможность и была. Он не поддался на убаюкивающий комфорт и спокойствие семейной жизни. Он на каждом этапе  жизненного пути оставался верен себе. Он был нонконформистом ни на словах, а на деле. Он ни вписался ни в одну из систем, продемонстрировав невероятную для нашего времени принципиальность.  Многими, вспоминавшие о нем на этой недели близкие и не очень люди, говорили о его аскетическом образе жизни, о его полном пренебрежении к комфорту, о скромности и неприхотливости в  бытовой жизни. Еще чуть-чуть и при определенных обстоятельствах он мог бы стать святым. И это непосредственная черта, когда декларируемое слово, не расходится с производимым действием, не может не вызывать уважения и доверия к этому человеку. Повторюсь – данная черта, есть редкость для нашей жизни.
Таким образом, сам образ жизни Лимонова, его способ коммуникации с обществом, есть некая модель для подражания. Особенно она хорошо подходит для молодых ребят, которые  только начинают искать свое место мире и разбираться в том, как все здесь устроено. Когда я говорю «модель для подражания», это не означает слепое копирование и  бездумное следование. Лимонов лишь образец, для пылких, жадных, увлеченных юнцов, которым до безумия не хочется быть съеденными обществом, где для каждого уготована за ранее выбранная роль. Смотря на жизнь своих унылых родителей, придавленных обстоятельствами и покрытые, как чешуей, компромиссами, молодой человек желает избежать подобной судьбы.  И инструкцию, как сбежать из этого условного ада, скучного и до безумия предсказуемого, он находит как в книгах, так и в биографии Лимонова. В молодости никто не хочет становиться обывателем, молодость отчаянно протестует против этой кармы. Потом, когда перевалит за тридцать, постепенно смиряешься с тем, что и тебе, как и многим другим, это не удалось. Лимонову это удалось.
Он умудрился за 77 прожитых лет уместить невероятное количество событий. Можно сказать, что он прожил ни одну, а десяток жизней. На самом деле, это удивительно, как он, с его невероятным темпом, с его постоянным пребыванием в опасной близости от черты, переступив которую не возвращаются, умудрился дожить до столь преклонного возраста.
Так чем же был для меня Эдуард Лимонов. Он был для меня несомненным авторитетом. Даже тогда, когда я с ним не соглашался, мне все равно было интересно и необходимо знать его мнение. Я вспоминаю его сборник публицистики начала 90-х «Убийство часового», где очень точно была дана оценка происходящему,  которая со временем полностью подтвердилась.   Я постоянно следил за каждым постом в его ЖЖ. Признаюсь, что редко читал его статьи о текущих событиях, касательно отношений России и Турции, или  рассказ об очередном субботнем выходе желтых жилетов во Франции. Но его небольшие заметки я всегда ожидал и с интересом читал. Теперь их не будет, этих хлестких, иногда ядовитых, пощечин, которые он ехидно отвешивал. Иногда доставалось отдельным людям и политическим движениям, а иногда и целым народам и  странам. Почему я говорю авторитетом, потому что в его оценках, я часто находил ключ к понимаю текущих событий. Он умел здраво и емко, в пару абзацев расставить все по своим местам. Он был прекрасным аналитиком. Он не прятался за удобные идеологические конструкции при помощи которых удобно находить причины и следствия любого события. Он все черпал из личного громадного опыта, из внутренних интуиций, подозрений и догадок.
Теперь этого ничего не будет. И дальше придется разбирать самим.
Я говорил, что людей, к мнению которых я прислушиваюсь, становится все меньше и меньше. Могу перечислить. Проханов Александр Андреевич – ему уже 82 года. Александр Дугин, которому в следующем году уже 60. И Прилепин, самый молодой и самый активный. И все. Не думаю, что появится, кто-то новый. Не в то время живем. Изменились масштабы. Ведь доверие необходимо заслужить. Оно не появляется просто так. Им веришь по той причине, что их идеи, есть продолжение их жизни. А это очень важный для меня момент – нельзя в творчестве говорить об одном, а в реальной жизни вести себя по-другому.  Летов тоже был таким.
Поэтому смерть Лимонова и является для меня утратой близкого человека. Хотя мне так и не удалось встретить его в жизни. Один раз я был на Стратегии-31, в августе 2014 года, но в тот момент он не появился на митинге. Он был болен. Теперь это уже не важно.
Несомненно, Лимонов – это громадная величина, глыба. Как многие говорят – ушла целая эпоха. Если Россия не исчезнет, то она обязательно родит еще новых буйных и бескромиссных. По-иному, быть не может. Только, думаю, это будет уже не нашем веку. А если и на нашем, то мы вряд ли им поверим.
Пройдет время, нахлынет новая череда событий, когда-то в России наконец-то сменится власть, а мы будет думать: интересно, а как бы к этому отнесся Эдуард Лимонов, чтобы он сказал по этому, или по другому, поводу. И мы, как всегда, решим, что он был бы на нашей стороне. Ведь иначе и быть не может.
Я ходил эти четыре дня и по пунктам в голове отмечал важные мысли, о которых нужно написать. Не могу сейчас сказать, написал ли я обо всем, что собирался сказать. Для меня было важно передать свои чувства от этой утраты. Надеюсь, что это удалось мне сделать. 

Выше я писал, что иногда Лимонов был поверхностен. Конечно это не так. У него были свои озарения и открытия. Ведь он был настоящим поэтом, а поэт – это тот, кто всегда  ныряет глубоко. 

Чтобы мне хотелось сделать. Главное, я должен прочитать те книги, которые вышли у него за последние десять лет. Потом, хорошо изучить его поэтическое наследие. Как же легко он писал свои стихи. Чуть ли ни каждый год выходил новый сборник.
И главное, самое главное – я должен, обязан, не потерять, сохранить образ Лимонова. Ведь время всегда искажает и затирает детали, что-то забудется, что-то внутри сломается, к чему остынешь, а что-то просто надоест. А это ведь самое страшное — стать предателем собственной боли.

Про Летова - 55

Каждый раз, когда приближается круглая дата, связанная с жизнью и смертью Летова у меня начинается некий зуд непонимания, нетерпения и протеста против всего происходящего. Вот и за несколько дней до вчерашнего 55-ти летнего юбилея у меня уже нестерпимо чесались руки что-нибудь написать. Я себя сдерживал, успокаивал, говорил что нужно пережить 10-ого сентября, а затем уже прокомментировать произошедшее.  Я срывался и писал ядовитые комментарии в одной из самых популярных групп о ГО в ВК. (Правда они потерли пост под которым я оставлял свои ядовитые комментарии и заново его выложили. Ох, уж эти сторонник свободы слова.)
Как и в предыдущий раз, когда отмечалось, если здесь уместно употреблять это слово, десятилетие со дня смерти Летова, наибольшую активность, проявили поклонники с интернет-издания Медуза. Тут и разговор с Семеляка, Сопрыкина, Куприянова и совершенно нелепой в данной ситуации Марии Бароновой. Тут и список из 100 любимых песен Летова. Плюс новый трибьют молодых и политически активных, ну и в довершении, Чумакова наконец-то расщедрилась и выложила в общий доступ проект фильма, который когда-то показывали только в кинотеатрах.
И глядя, в очередной раз, на всю эту медуза-активность, я чувствовал как они пытаются украсть моего Летова. В предыдущей записи о Летове я спрашивал себя: что  находят либеральные мальчики и девочки в песнях Егора? Тогда я не мог ответить на этот вопрос. Сейчас что-то уже начало проясняться. Но начнем по порядку.
Всех волнует один и тот же вопрос: как бы оценил Егор сегодняшнюю ситуацию? с кем и за кого он был бы? чью бы сторону принял? и как бы ответил на главный вопрос пятилетия: Чей Крым?  Это не просто вопрос, это некий водораздел, произошедший пять лет назад, и до сих пор являющийся камнем преткновения в политических и около политических спорах. В 2014 году многое, очень многое прояснилось, люди к которым испытывал живой интерес открылись с совершенно новой и неожиданной стороны, страна условно разделилась на два лагеря: те кто одобрил инициативу властей по Крыму (большая половина)  и на тех, кто осудил и не принял действия российской власти (половина меньшая, но самая говорливая).  В этой дуальной ситуации мы и живем до сих пор. Лично в моем пространстве люди, деятельность которых была мне интересна и к мнению которых я прислушивался, практически все высказались в пользу российских интересов. Ренегатов было не так много, и практически всех их я постепенно аннигилировал из области своих симпатий. Дугин, Прилепин, Лимонов однозначно высказались за Крым.
Но волнует еще и такой вопрос: чью бы сторону принял человек, мнением которого ты дорожил при его жизни? Почему мнение Егора так важно и для нас, граждан патриотического сегмента, так и для них, людей из либерального лагеря? Наверное потому, что для многих, кто вырос на его творчестве и черпая определенные энергии из него, важно знать какую бы он занял сторону в данному конфликте. Ну и скорей всего потому, что Егор всегда был политически активен, всегда имел свою точку зрения, которая ни раз диссонировала с общепринятой.
Например Семеляк говорит: «Летова невозможно представить ни на Болотной площади, ни в Донбассе». Хочется ему ответить: «Ну почему же. Летова на Донбассе вполне представить можно, если исходить из его политической биографии. А вот на губернаторской  даче в Одессе, Летова действительно сложно представить».  Конечно, все мы, на основании своих собственных политических предпочтений, пытаемся  перетянуть Летова на свою сторону. Но если в нашу пользу говорит политическая активность Летова 90-ых годов, его слова, заявление, предпочтения, который в целом были патриотические, с ярко выраженным красным креном, то что же заставляется либерально-ориентированных персонажей думать, что Летов был бы против Крыма и Донбасса. Здесь я могу только предполагать. Я думаю, что для них Летов, это в первую очередь ни красно-коричневый  деятель, ни один из со основателей НБП, он для них в первую очередь борец с тоталитарным мышлением, противник любой унификации, любого официоза, человек, который никогда не примет сторону власти, они видят в нем ярого оппозиционера, не идущего на компромиссы. Ведь спел же он когда-то:«Я всегда буду против». Вероятно на этом и строятся их догадки и прогнозы относительно того, в чьем бы лагере оказался Летов доживи он до наших дней.
К сожалению, в 2000-х политическая активность Летова была минимизирована. Он всецело отдался музыке, не выступал под политическими лозунгами, не делал громких заявлений (ну, может быть, кроме вот этого), не участвовал в политических акциях. Он отстранился от всего этого, к тому же вся эта игра в  «политика» могла мешать его концертной деятельности, как это было в случае с Латвией. Не последнюю роль в его аполитичности сыграла и его супруга. Я в этом уверен. И благодаря этому зазору и возникла ситуация, когда человека, в свое время называвший себя коммунистом и патриотом, в нынешние времена славословят либеральные журналисты.
Один журналист, похожий на упитанного хомяка, ведущий ютуб программу «Непознер», и ритуально заставляющий читать своих гостей стихи Летова, как-то споря с Чубайсом, который отказался читать стихи национал-большевика Летова, сказал, что позже Летов отказался от своих взглядов, которых придерживался  в 90-е. Честно сказать я нигде не нашел, чтобы Летов сказал, что вся эта игра в коммуно-фашизм была полной хуйней. Он скорей больше отмалчивался, не желал говорить на эти темы, так как они уже не вызывали у него такого энтузиазма, как в 90-е. Ведь нулевые это только начало застоя.
Приближаясь к концу своих размышлений, хочется сказать: несмотря на то, что Летов принимал активное участие в политической жизни 90-х, несмотря на то, что в его творчестве множество политических символов и особенно в ранний период оно чрезмерно социально окрашено, несмотря на все это — политика в устах Летова это ни нечто конкретное, а скорей некий отвлеченный, философско-отдаленный символ.  
Вообще, сводить Летова к чему-то одному, видеть в нем талантливого музыканта, гениального поэта, философа , общественного деятеля, есть явное умаление самого феномена, каким был Летов. Он много раз говорил в своих интервью, что он не занимается искусством в общепринятом смысле, своим творчеством, говорил Летов, он показывает, как нужно действовать в определенной ситуации. Летову тесны были любые рамки, любые ярлыки и клише. Он не давал лепить из себя удобоваримый для общества миф. Он остро чувствовал, когда из него пытались сделать то, чем он на самом деле не являлся. Как то, говоря об английском панке,  Летов сказал :«То, что общество не может уничтожить, оно хочет съесть». Он делал все возможное, чтобы не быть съеденным.
И только после его смерти, когда он физически уже не мог контролировать ситуацию, миф начал работать и активно развиваться. Все что мы сейчас имеем на прямую не связано с тем, чем был Летов. Все эти перетаскивания Летова в свой политический окоп, все эти семинары о летовской поэзии, все эти немыслимые трибьюты, когда современный исполнитель совершенно не понимает, что Летов кричал не для эпатажа, а от реальной боли, он не играл, а действительно остро переживал то, о чем пел, а они всего лишь современные сытые пижоны. Все это в целом умаляет феномен «Летов». Летов это не только музыкант, поэт, «политик», Летов, для меня в первую очередь, свидетель иного.  Тоталитарна не только политическая власть, тоталитарна сама реальность.  Летов — это стук с той стороны зеркала. Летов — это голос с того берега.  Это всегда выход за четко начертанные рамки  и границы. Летов — это подпольщик, партизан, нарушитель и взрыватель твердокаменных законов бытия.
А вы, убогие, лезете к нему со своим дурацким вопросом: «Чей Крым?». Он никогда не жил в дуальной системе координат, он жил парадоксами, и как он сам говорил, на любой вопрос у него найдется десять диаметрально противоположных вариантов ответа.
Так что, отстаньте от него и идите пить чай на кухню Натальи Чумаковой.

UPD от 12.09.2019
Вчера в Новой газете (кто бы сомневался)  вышло интервью Натальи Чумаковой. Интервью хорошее, спокойное. Наталья размышляет над тем почему Летов, спустя одиннадцать лет после его смерти, стал таким востребованным. Откуда такой ажиотаж вокруг его имени. Процитирую ее ответ: «...вот сейчас, посмертно, то те, то другие пытаются присвоить его. Это  говорит о том, что Егор до сих пор опасен. Люди боятся того, чего не  понимают, и им страшно, что это так сильно действует на массовую  аудиторию. Давайте поэтому возьмем его под свое крыло и подадим массам,  как нам удобно, представим в выгодном безопасном виде. Как подадим, так и  будут воспринимать.» Наталья, конечно против всего этого, и особенно против посмертного признания от официоза, которого Летов всю жизнь избегал и сторонился. В этом есть своя правда. Но только правда наполовину, потому что массовая аудитория, судя по последнему трибьюту, и так, без дополнительных объяснений, ничего не понимает.  
Есть несколько моментов, которые мне в интервью не понравились. Наталья говорит: «Летов действительно несколько раз позволял вовлекать себя в какие-то  политические истории, но быстро чувствовал фальшь и отказывался». То есть все эти нбпешные  дела, это всего лишь «позволил себя вовлечь»? На самом деле, данные слова Натальи не делают особой чести Летову, так как представляют его не совсем самостоятельным, наивным идеалистом, которого можно легко обвести вокруг пальца. Получается, что в 30-ть лет он реально не оценивал свои действия и поступки? Безусловно нет. Все он прекрасно знал и понимал. Он прекрасно видел, что происходило в стране в начале 90-х. Он ясно осознавал куда все идет и принимал вполне трезвые, рациональные решения. А как бы им всем хотелось, чтобы этого нбпешного периода никогда не было бы в летовской биографии. Но он есть, его не вырезать и не замазать черным маркером. К нему всегда будут возвращаться, как бы вы не пытались умолить его и представить неким недоразумением.
Далее Наталья говорит : «А в итоге страшно разочаровался в политике и политиках, причем любого толка». Хорошо, в политиках и политике он разочаровался. Об этом он сам говорил в интервью, будучи недовольным тем, что его пытаются использовать без его ведома. А разочаровался ли Летов в тех идеях, которые декларировал в начале и середине 90-х? Ведь не всегда конкретный политик и идеи, приверженцем которых он является одно и тоже. Классический пример — это коммунист Зюганов. На этот вопрос ответа нет.
Следующая спорная цитата: «И он слишком многогранный, концы с концами не сходятся. Поднять на щит  раннего Летова — а как тогда объяснить позднего? Поднять позднего — а  раннего куда девать? Как вы присвоите такого человека? А никак». Действительно Летов многогранен и имеет тысячу ликов, но есть в его творчестве некий единый стержень, общая связующая нить, которая позволяет видеть Летова в целом, а не разделенным на различные периоды, на различные этапы творчества. Как он начал с полетов снаружи всех измерений, так он и закончил гимном Психонавтам, где разноцветные глубины и многозвездные пространства. Как я и говорил выше, все творчество Летова — это попытка выйти за грани, за строго очерченные границы. Наталье об этом ли не знать.
Ну и в заключении: «Периодически всплывают разговоры о том, что, будь Летов жив, он пел бы  сейчас для ополченцев в Донбассе. Или на проспект Сахарова ходил». Как я уже говорил, это один самых главных вопросов летовской постжизни на земле. Здесь Наталья допускает стилистическую ошибку. На самом деле, можно одновременно ходить на проспект Сахарова и уехать ополченцам на Донбасс, как сделали некоторые нацболы. И противоречий  здесь никаких нет. То есть противопоставляются совершенно разные вещи из разных политических циклов. Так же и Семеляк говорит о том, что трудно представить Летова и на Болотной и в Донбассе. Тем самым уводя в сторону реальное противопоставление. Вместо проспекта Сахарова и Болотной площади, нужно поставить концерт перед ветеранами АТО и выступление перед губернатором Киева.  Но они почему-то так не говорят. И я знаю почему.  Потому что представить Летова в роли замайданца, ну уж совсем никак невозможно. Поэтому приплетаются, ни к селу ни к городу, Сахарова и Болотная. И вместо дурацкого вопроса: «Чей Крым?», я бы предложил другой: «В Одессе люди сами себя сожгли или это была целенаправленная акция устрашения?» Но никто так формулировать вопрос не собирается.  



Джек Лондон (первое знакомство)

Думаю, что самым важным открытием в области чтения в этом году для меня станет писатель Джек Лондон. Многие могут удивиться — как такое может быть? Дожить до такого возраста и не иметь никакого представления об одном из самых известных американских писателей двадцатого века? Но в том то и дело, что все эти годы я имел определённое представление о Джеке Лондоне, которое сложилось у меня еще в подростковом возрасте, и главным компонентом его было, что Джек Лондон это писатель рассказывающий о приключениях на Диком Западе, о «золотой лихорадке» на Аляске, плюс к этому еще прибавлялся фильм «Сердца трех». Сами понимаете, почему меня все эти годы не тянуло взять с полки один из томов, которые стояли там более двадцати лет, и углубиться в чтение (пару раз я предпринимал эту попытку, но охота к чтению быстро проходила).

Был еще один случай, тоже произошедший около двадцати лет назад. Я был в деревне, и по Радио России шла передача посвященная литературе. В ней рассказывалось о Джеке Лондоне, и рассказывала никто иная как Валерия Ильинична Новодворская. Она с увлечением говорила о четырнадцати томном собрании сочинении писателя, говорила о ницшеанской природе его героев. Меня тогда это сильно удивило: как ортодоксальный либерал может восхищаться Ницше. Меня как-то передергивало от всего этого. Сейчас понятно, что таких либералов, как Новодворская, интеллектуальных, идейных и принципиальных,  в России больше нет. 

И вот в этом году, я как-то случайно, обуреваемый желанием почитать что-то легкое, непринужденное, без различных умствований и философствований (знал ли я что в «Смирительной рубашке» я найду оригинальную философскую концепцию) я решил почитать Джека Лондона.

И тут для меня открылся действительно новый невиданный мир. Все мои ранние соображения, точнее сказать ложные мнения о творчестве писателя, отпали сами собой. И я увидел, что за столь известным (надо ли говорить, что Дж. Лондон занимал второе место по тиражам в СССР) писателем, а популярность всегда есть синоним простоты и банальности, скрывается интересный наблюдатель и оригинальный мыслитель.

Сейчас я прочитал два его произведения «Джон Ячменное зерно» и «Смирительная рубашка». И даже на основании этих двух книг я могу судить о глубинном таланте писателя.

Самым очевидным признаком таланта является то, что читая книги, которые были написаны более ста лет назад, нисколько не чувствуешь, что они устарели, что истины, которые излагаются в них опровергнуты событиями двадцатого века. Ведь очень часто, приходится с иронией и грустью читать авторов эпохи модерна, когда чудилось и искренне верилось, что стоит немного подождать, потерпеть, поднапрячься и человечество заживет по-человечески, разум и прогресс победят окончательно и землю осветит негуснущее солнце мира и благополучия. Особенно, когда читаешь советских авторов, которые писали и верили что будущее за социализмом, возникает это неловкое чувство грусти.  

у Джека Лондона этого нет.

В книге «Джон Ячменное зерно» автор пишет о своем личном опыте отношения с алкоголем. Без лишнего пафоса, без напускной важности, без геройства. Искренне рассказывает о том, что толкает людей к алкоголю, о причинах почему люди становятся зависимыми от него и о страшных соблазнах и прозрения которые он открывает. О всё объясняющей и возвышающей Белой Логике. 

Вторая книга «Смирительная рубашка (странник по звездам)» вообще, можно сказать, шедевр. И говорю я это не ради красного словца, а я действительно так думаю. Не буду пересказывать сюжет. Для меня важна сама идея, которую автор пытается развить в течение всей книги, но которая вдруг обнаруживается в самом конце. 

В начале кажется, что вся история есть некое развитие идеи реинкарнации на западные манер. Человек живет, умирает и его дух переходит в тело другого человека. В отличие от восточных учений, тут опускается то, что после смерти дух человека, за особо безнравственную жизнь, может воплотиться в животном или даже растении. Нет, тут человек переливается из одного человеческого тела в другое. 

Но ближе к концу романа Дж. Лондон приводит цитату Паскаля:« Обозревать ход человеческой эволюции, философский ум должен рассматривать человечество, как единую личность, а не как конгломерат индивидуумов». И тут постепенно я  начинаю понимать, что перед нами описывается не история конкретной личности, путешествующей по времени. А автор подвести читателя к некой концепции, можно сказать философской или мировоззренческой, которая должна, ни много ни мало, заменить собой традиционное, религиозное представления о бессмертии души. Да, всем уже понятно, что Бог умер, что обещанное царство небесное никогда не придет, человечество навсегда предоставлено само себе. Мир накрыло тяжёлое осознание того, что за чертой смерти, нас ничего не ждет.  Осознание подобного должно привести наиболее чутких представителей людского племени к пессимистическому унынию. Но в этих твердых, сугубо материальных рамках, писатель находит удивительно здравое, удивительно живое, полное оптимизма и веры в будущее решение. 

«Смерти не существует. Жизнь — это дух, а дух не может умереть. Только тело умирает и распадается на свои составные химический части... Один только дух вечен и через ряд последовательных и нескончаемых воплощений поднимается все выше и выше к свету». 

Этими словами автор заканчивает свою книгу, подводя итог и резюмируя основную ее идею. Я думаю как бы ее назвать более емко и правильно. «Духовность без сакрального», «бессмертие без божественного» — первое что приходи на ум. Ведь действительно, автор пытается преодолеть материализм, который в первую очередь учит тому, что все вокруг материально и за смертью ничего нет. На мой взгляд, писателю удается это сделать.

И в заключении хочу отметить удивительную метафору тюрьмы, которую использует Джек Лондон, для донесения своих идей. Тюрьма это материя, это смерть, это мнимые рамки и ограничения, это иллюзия контроля и порядка. Тюрьма — это не здание. Она шире, в материальном и духовном плане, чем нам кажется. Тюрьма — это то, что надо преодолеть. 

Но еще глубже лежит метафора «смирительной рубашки».

По поводу московских протестов и логики протестантов

Я бы проигнорировал данные события, как уже много раз игнорировал иные, более яркие выступления либеральных оппозиционеров. Но вот решил все же чиркануть пару строк, которые касаются ни самого события, ни его причин и последствий, ни самих участников событий, а касается некой ментальной логики, которая прорывается в рассуждениях и действиях оппозиционеров. И прорывается она уже не в первый раз, а давно является их определенной характеристикой, маркером, по которому их не только узнаешь, а понимаешь структуру идеологического вектора, которым они руководствуются.

Так вот. На одном из митингов, ребята-протестанты, решили почтить минутой молчания погибших от российской агрессии украинских атошников и грузинских солдат.  Вроде бы и удивляться тут особо нечему, так как проукраинская позиция наших либеральных оппозиционеров давно известна, и в событиях десятилетней давности они четко заняли сторону Грузии, в то время руководимой русофобом Саакашвили (как до сих пор помню выступление Новодворской). Но за этой минутой молчания прослеживается некая логика, которой они всегда будут руководствоваться в построении своей позиции в отношении внешнеполитических действий России. Понятно, как работает их логическая цепочка:  они принимают сторону жертвы российской агрессии. С моральной стороны их позиция в принципе понятно. Но если сделать еще один шаг. Если те, на кого падает суровая пята российской военной машины, сами нисколько не лучше хищных кремлевских стервятников? А может быть даже в разы и хуже, как быть тогда? То же поминать минутой молчания, только потому, что они стали жертвой ненавистной российской власти? Я думаю, что они и тогда будут считать их невинными жертвами, защитниками, героическими борцами. Потому что их логику нельзя поломать. Потому, что ненависть к Кремля, давно заволокла их разум. Даже в случае с украинскими атошниками, которые убивали собственных граждан, только за то, что они выбрали иной цивилизационный вектор, их ничуть не смущает. 

Но на самом деле, я помню еще более красочный пример. Была такая оппозиционерка Чирикова, во времена болотных событий, с 2015 года обитает на территории Эстонии. Так вот она умудрилась в 2012 году собирать гуманитарную помощь сирийским головорезам-боевикам, которые боролись с режимом Асада, который Запад, а вслед за ним и наши либералы, признал авторитарным и приговорил к демонтажу. Выходит, что можно поддерживать любого убийцу, маньяка, исчадие ада, только потому, что он является врагом твоего врага. Страшная логика. 

И самое страшное, что эти люди рвутся во власть. Как бы не уродливы, лживы и отвратительны не были люди, которые сейчас находятся у власти, но подобный обмен, мне представляется, будет окончательным завершением проекта «Россия».

И поэтому, совершенно не понятно удивление некоторых людей, которые считают, что если ты не поддерживаешь требования протестующих, если не сочувствуешь их борьбе, ты автоматически становишься сторонником Путина. Нет, дорогие, в данном случае работает принцип — из двух зол, выбираем меньшее. 

Санкции от Навального

      Когда Навальный говорит о том, что западные санкции в отношении России имеют хаотичный характер, и не приводят к ощутимым результатам, а напротив, утверждает он, необходимо наносить точечные удары по путинскому олигархату, а не бить по простым гражданам, это наводит меня на несколько мыслей.
     Политики подобного формата, как Навальный, на данном общественно-политическом этапе, который актуализировался в России, могут придти к власти, только в случае дальнейшего ухудшения экономического климата в России. Только постепенное обнищание основной массы россиян, логически подтолкнет их взгляды в русло оппозиционно-ориентированного восприятия режима. Только на волне народного гнева, когда терпение простых граждан закончится и начнется политическая «буча», политик Навальный (который, кстати, нисколько не напоминает представителя и человека из народа) имеет шансы забраться на властную пирамиду. Когда он говорит, что хватит мучить санкциями народ, займитесь лучше приближенными к Путину олигархами, то нам очевидно, что за материальные потери олигархов будет расплачиваться тот же самый простой народ. Понимает это и Навальный. Но, как говорилось выше — его приход к власти может опираться только на этот простой, замученный народ. И в этом состоит его явная выгода от санкций, которыми Запад пытается уничтожать Россию.
     Получается удивительная вещь, человек, который рвется во власть, чтобы навести порядок в России и сделать жизнь большинства граждан благополучной, ратует за то, чтобы жизнь этих граждан на современном этапе, когда у власти находиться его политические антагонисты, была разорена и опрокинута.  Кажется, что здесь спрятан некий парадокс, но, на самом деле, его нет.
     Есть в мире много удивительных вещей. Одна из которых, это наши оппозиционеры либерально-западной формации. Мало того, что они часто мечтают придти к власти, используя современный мощный политический и экономический ресурс Запада. Так еще и удивляет их уверенность в том, что Запад действительно заинтересован в политическом и экономическом процветании России, находящейся под властью лояльных и открытых к ним партнеров. Это удивительная уверенность, объяснить которую очень трудно.
     Когда в Киеве происходил последний майдан, то одним из самых заинтересовавших меня моментов было то, что  под одни знамена там встали люди с различными, иногда диаметрально противоположными, взглядами. От анархистов и националистов до либералов. И объединило их не только желание свергнуть зарвавшегося узурпатора, но помимо этого и вера в будущее родной Украины.
     Но для нашей страны подобное кажется невозможно. Я не знаю, существуют ли в природе российские либералы, которые одновременно с приверженностью либерально-демократическим ценностям были бы патриотами своей страны. Для которых Россия являлась не только полем для проведения очередных экспериментов, не только территория с которой можно выкачивать, как можно больше ресурсов. Но и любимой, родной землей. Есть ли такие либералы в России? Мне не попадались.
     А вот либералов-западников тех, кто не критично воспринимает и транслирует месседжы западных политиков, кто одобрительно и находит множество причин оправдать политические жесты Запада, таких людей хоть отбавляй. Я хорошо помню, как в начале бомбардировки Сербии НАТО в студии одного из российских каналов сидела Новодворская, и доказывала, что гуманитарные бомбы, которые сбрасывали натовские самолеты на Сербию, бомбы которые разрушали не особо богатую экономику Сербии, бомбы под которыми гибли мирные жители, взрываются во имя светлых идеалов западной цивилизации и человечности.  Я помню, как долгое время президент Белорусии А.Лукашенко именовался западными политиками «последним диктатором Европы», и как наши либеральные СМИ  освещали деятельность Лукашенко именно, как диктаторы узурпирующего власть. И в отношении с Крымом прогрессивная общественность, как называет ее Прилепин, заняла сторону мирового сообщества. (Хотя по сути, события  в Крыму явили собой акт проявление истинной народной воли, что не так часто случается в современной истории, когда мнение народа подменяется симулякром, строго контролируемым и формулируемым медиа. Поэтому на вопрос: Чей Крым? Надо всегда отвечать: Людей, которые живут на этой территории и которые в 2014 году сделали свой выбор.)
     В этот то и главная проблема либералов в России — окостенев в своей главной догме «Запад, есть идеал для всего остального человечества» и «Запад не может поступать не правильно», они смотрят своими слепыми, зашторенными догмами глазами, моргают и отказываются видеть очевидное.  Они никогда не скажут, что да, мы являемся сторонниками либерализма, но вы, западные господа, немного заврались, что не всё, как вы говорите, есть на самом деле, не надо, пожалуйста, нам врать. Они никогда не увидят, совершаемые Западом чудовищный преступления против человечности. Они никогда не сознаются себе, что политики западных стран могут играть не по правилам. Осознание всего этого просто обрушить всю конструкцию их мировоззрения.        
      Из этого проистекает  пренебрежительное отношение либералов к простым гражданам России, в которых они часто видят чуждые себе элементы, воспринимают их , как препятствия на пути к «прогрессу». Это пренебрежение часто трансформируется в некую звериную, алогичную ненависть.  
      И как следствие — многие представители либералов и бросаются в объятия открытых врагов России, переходя в их лагерь и начиная работать на них. При этом не смущаясь, что враги России нисколько не соответствуют критериям либерализма. Классический пример  — постмайданная Украина, где власть от одного олигархического клана перешла в другой олигархический клан, при этом кардинально сменив внешнеполитический вектор — если Янукович был условно «пророссийским» президентом, то клика Порошенко проводит открыто антироссийскую, граничащую с русофобией политику. И наши лучшие люди, сторонники свобод и демократии, кинулись на помощь «новой» украинской власти, поют ей дифирамбы и хвалы, клянутся в верности, только по той причине, что  Порошенко открыто борется с ненавистной им авторитарной путинской Россией. При этом происходящие на Украине преступления и попрание демократии и свобод ими никак не замечается. В данному случае ненависть к России, населенной чудовищами Мордора, блокирует способность увидеть то, что они сами стали сторонниками еще более ублюдочного Мордора, незаконнорожденного детеныша европейских политиков и местных дремучих узколобых шизофреников.
          И в заключении.
          Меня с давних пор беспокоила тема, которая емко выразилась в русской пословице «Не выноси сор из избы». Если кратко попытаться перенести ее в политический формат, то она заключается в следующем — возможно ли, находясь в оппозиции к политическому режиму в России, прибегать к услугам тех, кто олицетворяет собой геополитических, стратегических, цивилизационных врагов.  Долгое время для меня фигурой, ответившей утвердительно на данный вопрос являлся Солженицын. Сейчас на это отвечают утвердительно наши либералы, который еще лет 8 назад с чистой совестью отрабатывали западные гранты, выделяемые на «построения» демократии в России, а сейчас же рационально обосновывающие и оправдывающие претензии западных стран к России. Или еще более наглядный пример. Как воспринимали служившие в РОА и позиционирующий себя как строители русского национального государства, карательные операции гитлеровцев против мирного советского населения. Как истребление не русских людей, а необходимая зачистка России от советских вырусей? Получается, горящие крестьянские избы, набитые простыми русскими крестьянами, приближали построение русского национального государства? Выходит так?